Чертовщина

Объявление

Приветствуем тебя, дорогой игрок! Проходи в наш мрачный мирок и устраивайся поудобнее. Вникать в лор не обязательно, из названия понятно, что у нас тут какая-то чертовщина, и это самая суть. Будем рады взять тебя под белы рученьки и ввести в курс дел прямо по ходу игры.

✸✸✸

На форуме стартовал ивент в честь 14 февраля.

Торопись поучаствовать!

✸✸✸

Приглашаем поболтать с Атеной!

Не стесняемся задавать вопросы и знакомиться!

✸✸✸

Добавлена возможность приобретения сказочных артефактов! Список доступных предметов и инструкцию по их получению можно посмотреть тут.

✸✸✸

12.12.2021

Мы открылись!

О текущих событиях в губернии можно прочитать здесь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чертовщина » Родославль » Тюрьма


Тюрьма

Сообщений 31 страница 60 из 73

1

Недалеко от церкви расположено каменное здание, служащее тюрьмой. Стены его со всех сторон скрывают внутренний дворик, где происходят казни - повешения и обезглавливания. На первом этаже находятся допросные, канцелярия, камеры краткосрочное содержания, а в подвальном этаже тянутся коридоры с каменными мешками, уходящие за пределы территории тюрьмы.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+2

31

Елизар, Мэй
____
Дневной свет из окна уже хорошо освещал тюремное помещение, и со стороны храмовника можно было видеть отражение этого самого окна и неба в воде, но оно потемнело, сменяясь в красный. Кровь как живая крутилась и извивалась в тонком слое воды на полу, расползаясь и протягивая лучи, будто солнце, во все стороны. Слишком неестественно, чтобы остаться незамеченной. Взгляды обоих против желания оказались прикованы к луже, и на поверхности ее вдруг стали проступать неясные образы, постепенно обретавшие все более четкие очертания: рука, амулет с шеи девушки, ярмарочные флажки, лицо торговца, достаточно ясное, чтобы опознать этого человека вживую, снова амулет и пара старческих рук, высекающих письмена на нем, раскрытая книга со священным писанием рядом, строки в которой было не разобрать, но всякий церковник бы узнал подобные книги и так.
Видение развеялось.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

32

Услышав удар Хан вскочил, сжав кулаки и прорычал - Ты, человек без морали. Оставь ее в покое. - но не успел он и слова нового сказать, как к двери подошел писарь и стал расспрашивать о том дне. Хан вернулся на место и устало кивнул - Интересно , что Олег вам рассказал. Да притащили из леса ведьму со сломанной ногой и сразу к столбу привязали. Что было до этого - я не видел, не я на обходе был. - он прикрыл глаза - На рассвете ее должны были казнить, но вдруг в деревню хлынула армия чертей и бесов , а во главе был человек, которого церковь искала уже лет семнадцать. Ворон. - он сложил руки на груди - Ворон был когда-то главой древнего культа поклонения темным, если я правильно помню историю преступников. - про Сокола и Яна он промолчал и пожал плечами - Было много резни, много трупов. Но как девчонка исчезла - не видел. Я был занят. Мне чуть руку не откусили, знаете ли, ведущую. Пришлось разбираться.

Мужчина слышал о Вороне скорее из книги по истории культов и там его описание было, хоть и размытое. Но вот людей этих он прикрыл не зря - он стоял на своем и хотел с ними встретиться. Рассуждение писаря на счет персоны Хана заставило его засмеяться - Ты и правда не знаешь, друже? Я ж этот...Инакомыслием отравлен, глаза разные, да и методы зверские пыток. Я жду отлучения, а потому желаю тебе удачи.

+1

33

Хан
____
Писарь молча и обстоятельно записал все слова Хана, никак не ответив на слова об инакомыслии и прочем. И так было ясно, что именно инакомыслие приводит к нарушению обетов и порядков.
- Что ж, моя работа выполнена. Насколько мне известно, дело это откладывать надолго не планируется, за вами придут сегодня же, - монах чуть помолчал.
- Надеюсь вы уверены в своих словах касательно событий. Как водится, мы будем сравнивать отчеты, чтобы понять, кто в чем преуспел, да вы сами знаете, обычная волокита с определением заслуг, - монах почесал заросшую щеку, с сомнением глядя на Хана.
- Про ваши методы пыток уж вся церковь наслышана, чай, не первый год во имя Единого служим, жаль, конечно, мастерство полезное, но незаменимых людей нет, - чуть улыбнувшись, писарь развернулся и покинул помещение.
Ждать Хану оставалось недолго, разобрать бумажки дело пары-тройки часов, суд церковный был скор на расправу, будь то ведуны, иноверцы или клятвопреступники.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

34

- Ты, человек без морали. Оставь ее в покое.
Елизар удивленно приподнял бровь, оборачиваясь в сторону двери, откуда донесся голос.
- Мораль? Я храмовник при исполнении обязанностей, она преступница, чьи руки в крови по локоть, о чем ты говоришь?
Но в коридоре раздались шаги и голос, церковь прислала монаха для составления записей со слов подсудимого, и по обрывкам разговора Астафьев понял, кто находится в камере напротив. Он, конечно, не был знаком с неким Ханом, да и слухи до него не доходили, ведь сам он прибыл в губернию совсем недавно, и так сложилось, что остальные храмовники оказались на задании в удаленном селе, потому-то Елизару и выпало заниматься делом иностранки, устроившей переполох на ярмарке.
Так же до мужчины долетели слова заключенного об инакомыслии и отлучении, а так же "зверских пытках", упоминание которых звучало весьма неоднозначно и вызвало ухмылку на лице Астафьева.
"И он говорит мне что-то о морали? До чего занятный собрат по оружию," - Елизар снова обратил взгляд на Мэй.
Та уже поднялась с пола, утирая кровь, но все еще бормотала что-то бессвязное и совершенно непонятное.
- Будто побитая кошка мяучешь, ни черта не понимаю, - зло проговорил он, готовый снова схватить ее, но его взгляд привлекла лужа на полу.
Крови было не так много, чтобы она вся стала мутной, но всякие блики с нее исчезли, хотя через оконце по прежнему лился яркий свет.
"Никогда такого не видел," - невольно подумал про себя мужчина, всматриваясь в образы.
Очевидно, это был ответ на его вопрос, хоть и полученный в странной форме. Он даже сумел разглядеть лицо человека, вручившего девушке амулет. А вот последнее видение его заставило нахмуриться, и он резко встал, поворачиваясь спиной к свету и поднимая выше свою улику, чтобы рассмотреть символы на ней. Определенно это было частью священных писаний! Да только колдун какой не стал бы у себя держать такую книгу, чтобы вырезать их, значит это мог быть только кто-то вхожий в храм Единого.
- Ха! Как любопытно! - настроение Елизара резко улучшилось.
В голове промелькнула ироничная мысль: любые ответы можно выбить, буквально. Образы на крови - это, конечно, неожиданно, и весьма странно, но девушка перед ним совершенно точно не обладала ведовскими силами, он сам проводил изгнание. Хоть то и не прошло должным образом, примененные им молитвы так или иначе лишили бы ведьму сил, да и священник над ней, судя по всему, потрудился, раз она вполне себе в здравии сейчас.
Важнее, чем разобраться с увиденным, было сейчас отыскать по горячим следам торговца. Отдав стражнику распоряжение дать заключенной воды и хлеба, храмовник немедленно отправился на ярмарочную площадь, чтобы найти управляющего, кто заведует местами и ведет записи о том, какой торговец где стоит со своими товарами. Такой человек совершенно точно должен был указать ему если не на самого торгаша, то как минимум на место, где стоял его прилавок.

Переход в Родославль » Рыночная площадь

Отредактировано Елизар (2023-07-23 09:55:58)

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+1

35

-
Хан подобрался, сидя на полу и вновь заснул, беспокоят лишь о том, что его одежда будет грязной. Он уже состоялся как храмовник, а потому дальше прирекаться не собирался. Лишь молвил - У каждого свой подход. Но рука у меня не болит, а значит она точно не ведьма. Остальное не важно. Ты сейчас лишил людей, возможно, последнего, что у них осталось. Воды. Преступник или нет, но это прежде всего человек. Забыл, чему нас учили? Каждая душа важна. - он поправил ворот и вздохнул прикрыл глаза - Я понял это лишь встав на место тех, кого сажал. Знаешь, твой способ похож на мой. Я убивал ужасными способами. Но посмотри вокруг? Дарящие покой душе и смирение мы с тобой дарим ужас и боль. Как награду за неверный путь. Есть люди, которые подверглись влиянию тёмных ненароком. Кто-то от отчаяния, когда поняли, что их не слышат. И у меня была такая. Девушка не могла спасти жизнь своего ребёнка. Он умирал и никто не мог помочь. Она отдала свою душу в замен на здоровье и счастье ребёнка погубив в итоге всю свою семью, но ребёнок выжил. И что ей двигало? Желание убивать? Или любовь? Отчаяние? Так чем мы лучше этих тёмных? Под видом блага нас учат дарить лишь разрушение. Чем занимаемся и мы с тобой. И нас уже не исправишь. Это грустно. Ладно. У каждого свой путь друже. Не сердчай, что влез не будучи знаком с ситуацией и прошу. Налей воды. Ладно мы, но стражник выйти попить не может. - он улыбнулся украдкой.
Он ждал суда столько, сколько нужно и пройдёт его без единой слезы. Он уже все для себя решил и если хоть одна фраза из его слов заставит этого священника задуматься, то это уже будет радовать его. Однако храмовник ушёл и Хан остался наедине со своими мыслями и просидел так до того, как пришли уже за ним.

Отредактировано Хан (2023-07-23 23:24:15)

+1

36

Ответ пленницы не впечатлил мужчину. Он злобно произнес что-то, очевидно теряя терпение. Девушка зажмурилась, ожидая получить в этот раз что-то серьезнее, чем просто увесистую оплеуху, но дальнейших побоев не последовало. Она несмело открыла глаза и взгляд тут же упал на пол, где творилось нечто. 
В разлитой по полу воде четко угадывались изображения. Кровь растекалась узором и рисовала сцены из недалекого прошлого, словно рассказывая за девушку историю о том, с чего начались ее злоключения. Мэй впервые видела подобное явление. Она подняла на мужчину растерянный взгляд. Тот был удивлен увиденным не меньше ее самой. Кровь нарисовала еще несколько образов перед тем, как естественным образом раствориться в воде, чем заставила мучителя призадуматься, а после спешно удалиться из камеры.
Мэй облегченно выдохнула, когда ее наконец оставили в покое. Она вернула взгляд к луже на полу, пытаясь найти объяснение произошедшему или разглядеть в ней еще хоть что-то, но уже ставшая мутной вода была неподвижна. 
В коридоре зашуршали чьи-то башмаки и в камеру вошел уже знакомый стражник. В руках у него был поднос с тарелкой и чашкой, над которыми в воздух поднимался белый пар, явно свидетельствуя о том, что еда была горячей. Тюремщик прошел к прикроватному столику и небрежно переставил на него принесенное, едва не расплескав содержимое кружки, после чего молча ушел.
Девушка сразу забыла и о колдовстве, и о побоях. Она подбежала к столу, окидывая взглядом то, что ей принесли. Это были каша, пара кусков хлеба и вода. Не роскошный обед, но даже этому заключенная была несказанно рада. Она схватила кружку и сделала несколько жадных глотков, утоляя наконец жажду, после почти суток мучений. 
Служанка все еще сидела и тряслась в углу, сжимая колени пальцами и опустив лицо. Судя по всему, та не была свидетельницей фокуса с водой и так сильно предалась панике, что вовсе ушла в себя. А еще она явно понимала, что рассердила хозяйку своей трусостью и бездействием. Это было действительно так. Мэй ждала от чернавки большей преданности, а посему даже и не подумала разделить с ней трапезу, в назидание вынуждая терпеть голод и жажду. 
Закончив с едой, девушка села на лежанку и осмотрела место своего заключения, словно ища ответы. В голову лезли нехорошие мысли о ее будущем и о том, что помощь попросту может не успеть. Она не знала вернется ли тот мужчина, а если вернется не станет ли снова выпытывать у нее что-то, не гнушаясь применять силу. Не знала иностранка что думать и обо всех этих мистических вещах, что происходили с ней и вокруг нее. Все это было в новинку, а еще не поддавалось логическому объяснению и внушало страх. 
Мэй осмотрела крохотное окно под потолком, железную дверь и грубую каменную кладку. Эта камера не выглядела как место, из которого можно сбежать, а потому не стоило даже и пытаться. Оставалось только ждать и надеяться на лучшее.

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь: -
Одежда: Простое черное платье служанки, немного грязное, имеется пара дыр и потертостей, нижнее белье, простые туфли с деревянной подошвой.

+2

37

Мэй
____
Стража выполнила распоряжение храмовника, накормил Мэй, однако остальные заключенные по прежнему оставались не у дел, и недовольство росло, голоса тут и там требовали воды, кто-то стучал в двери, кто-то проклинал судьбу. Вид подноса, что был занесен в камеру Мэй, вызвал возмущение у тех, кто мог это видеть, и люди вовсю уже обвиняли ее в распутстве, и что она заработала эту еду понятно каким делом для того храмовника, хотя видеть наверняка, что там происходило, мог лишь тот, кто сидел напротив. Но Хан отсидел молча остававшееся до его собственного суда время, и пресечь гнусные разговоры было некому и нечем.
С другой стороны, Мэй все равно не смогла бы понять ни слова, а значит и волновать ее это не должно было, да и кому есть дело до злословия преступников?
Вскоре по помещениям пронесся ветерок: открыли двери тюрьмы, и сквозняк разгулялся по коридорам. Сразу трое людей шли по коридорам, стражник с кандалами, человек с кувшином воды, разливавший ее по кружкам, просунутым через прутья решеток, и священник с бумагами.
Они раздали воду людям на первом этаже и спустились на нижний, а затем оттуда вывели двоих, скованных цепями. Едва процессия вышла на улицу - оттуда донеслись голоса множества людей, явно воодушевленных происходящим. Настал час казней.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

38

Переход из Родославль » Рыночная площадь

Приготовления к казням шли полным ходом, во двор уже выводили осужденных, собирались зрители, времени, похоже, было мало. Быстро стребовав ключ у стражника, Елизар вошел в камеру Мэй и запер дверь за собой.
"Проверить снова сейчас или не терять время? А вдруг все напрасно... Нет, времени нет," - мужчина поглядел на лица обеих иностранок, отметив про себя, что они очень похожи.
Или ему, по меньше мере, так казалось. Схожие формы лиц, комплекция, одинаково черные прямые волосы, узкие глаза, это должно было сработать, и план созрел. Он подошел ко второй девушке, грубо рванул ее за руку и принялся развязывать на ней одежду, нетерпеливо стаскивая. Наряды у иностранок были странные, но в чем-то схожие и с привычной одеждой - она имела несколько слоев. Под цветным платьем было еще одно, вроде сорочки. Бросив первое платье на лежанку, Елизар сделал шаг к Мэй и сделал то же самое, не слишком церемонясь. Затем указал на уши, жестами показывая, что нужно снять серьги, и рванул заколку из волос, выдрав при этом прядь. Платье Мэй и заколка были брошены к ногам второй девушки.
- Надевай! - тихо но жестко потребовал Елизар, склонившись к лицу девушки.
Если они его не поймут, придется добавить пару пощечин, но времени на это особо не было.
Когда все было сделано, как он требовал, он открыл двери, позвал стражника и передал ему одетую в платье и украшения Мэй вторую девицу. А когда ту увели, крепко схватил за руку переодетую и растрепанную Мэй. Он приложил палец к губам, показывая, что та должна вести себя смирно, и тоже потащил во двор.

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+1

39

Спустя непродолжительное время в остальной части тюрьмы начался какой-то переполох. Грохот, недовольные крики и ворчание доносилось из соседних камер. Девушка украдкой выглянула через решетку в коридор, пытаясь понять, что происходит. Немного погодя мимо прошли несколько человек. И если с первым было все понятно - стражник разливал воду заключенным, то двое других спешили куда-то, гремя пустыми кандалами. Если никого не ведут внутрь тюрьмы, значит будут выводить наружу. А если это было освобождение, то оковы вряд ли понадобились бы. 
Через несколько минут наружу повели двоих. В голове промелькнула пугающая догадка, что бедняг, кем бы они ни были, сейчас ведут прямиком на плаху. А что, если придут и за ней? К горлу опять подкатил ком. Тут же вспомнилось происшествие на рынке, затем ее завтрак с отцом тем злосчастным утром. Не стоило в тот день вообще выходить из дома.
Снаружи раздались крики толпы, и это только подкрепило подозрение иностранки в том, что там намечается прилюдная казнь. 
Из коридора вновь послышался звук шагов. Кто-то быстро приближался и вот напротив решетки показалось знакомое лицо. Мэй отшатнулась назад, предвидя худшее, но вместо того, чтобы надеть на пленницу кандалы, мужчина направился к ее служанке. 
Девчонка запищала и задергалась, когда тот рывком поднял ее с пола и стянул одежды. Мэй впала в ступор, понимая к чему все идет. Она даже успела обрадоваться, что внимание со стороны этого негодяя досталось не ей. Правда радоваться пришлось не долго, ибо следующей раздели и ее. Он быстро справился и с поясом, и с застежками на платье, резким движением оторвав большую их часть, и с прической. Благо снять серьги ей разрешили самой. 
Платье и украшения полетели на грязный пол, а девушка скукожилась под пристальным взглядом, тщетно пытаясь прикрыть руками оголенные части тела. Не лучше ли смерть, чем подобное унижение? 
Правда, все оказалось иначе, чем предполагалось. Вместо того, чтобы надругаться над девушками, мужчина поменял местами их наряды и явно дал понять, что желает, чтобы они переоделись. Мэй послушно протянула руки к невзрачному халату и натянула его на себя. Пусть и не совсем понятно было, для чего затевался весь этот цирк с переодеванием, но перспектива примерить на себя роль слуги выглядела лучше, чем позор и насилие. 
Чернавка последовала примеру хозяйки, несмело одеваясь в роскошь, которой доселе ей носить не доводилось. Бросив на нее беглый взгляд Мэй отметила для себя, что получилось не правдоподобно, кто вообще купится на такое? Они были одного роста, имели одинаковый цвет волос и глаз, но на этом сходства заканчивались. Слуге не доставало грации. Она была гораздо худее и менее фигуристая. Ее кожа не была белоснежной, а неухоженные волосы выглядели как пересохшая трава. Однако все это мало заботило мужчину, и он остался доволен результатом.
Вскоре явился стражник, под чью опеку была передана переодетая чернавка. Девчонка завопила и принялась размахивать руками и ногами, сопротивляясь конвою, но безуспешно. Что с ней было дальше оставалось только гадать. Крики стихли, и мужчина схватил Мэй за руку, после чего шикнул ей, призывая молчать. Она несмело кивнула, обещаясь слушаться и молча последовала за своим провожатым. 


--Просто выведи ее мне, понял? - торопливо повторил Ли Чжэнь свою просьбу, адресованную немолодому стражнику, перед тем как отдать ему увесистый мешочек. Тот быстро сунул полученное в карман и утвердительно кивнул.
Иностранец провел бессонную ночь в попытках освободить дочь. Местная церковь и тюремщики с ним особо не церемонились и в детали дела посвящать не спешили, а потому в ход шли и уговоры, и подкуп. К слову, последнее сработало, пусть и не сразу. Не все готовы были рискнуть своим положением ради легких денег, но нужный человек наконец нашелся.
--Остальное получишь после. Встретимся, где договаривались. 
Стражник огляделся по сторонам и кивнул еще раз, а после присвистывая удалился прочь. Ли Чжэнь же поспешил в условленное место и принялся ждать, нервно притопывая.

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь: -
Одежда: Простое черное платье служанки, немного грязное, имеется пара дыр и потертостей, нижнее белье, простые туфли с деревянной подошвой.

+1

40

Елизар, Мэй
____
Во внутреннем дворике было многолюдно, люди, побывавшие на изгнании храмовника, теперь стягивались сюда, но присоединялись и другие,  желавшие самолично увидеть казни, это ведь было куда более впечатляющее зрелище, чем какие-то плети и анафема. Протолкнуться близко через толпу было бы затруднительно, люди старались встать как можно ближе к заграждению.
Уже были готовы петли для повешений, а вокруг отдельно стоящего столба сложены двора и хворост, и палач разливал под ним масло.
Вслед за Елизаром с Мэй из тюрьмы вскоре вышел еще один страж, тащивший пару женщин в цепях, их и служанку Мэй подвели к столбу и всех троих прикрутили за ноги и сведенные за спиной руки. Ведьмы выкрикивали проклятья, но вскоре всем троим на головы накинули мешки, чтобы перед смертью они не смогли наслать порчу на кого-то.
Явился священник, принявшийся читать молитву об очищении грешных душ, а ушлый стражник, принявший взятку от отца Мэй, вдруг вернулся и жестом позвал иностранца за собой, проводя прямо ко двору тюрьмы, чьи ворота сейчас были нараспашку.
Когда они были уже в проходе, языки пламени вспыхнули на облитом маслом дереве, и женские крики перешли в визги и вопли, смешавшиеся с криком воодушевленной толпы. Ли Чжэнь мог без труда опознать одежду своей дочери, торчащие из под мешка черные волосы и блеск украшений, ни у кого в этих землях больше не было ничего подобного. И если бы настоящая Мэй попыталась закричать, заметив отца, ее голос был бы неразличим.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

41

Все складывалось удачно, Елизар вывел свою пленницу наружу и встал у стены, недалеко от входа, откуда было видно и казни и толпу. Он убедился, что Мэй видит свою товарку и понимает, к чему все идет. Обстановка накалилась, толпа завелась, первых преступников уже вздернули на виселице, пока шли последние приготовления к сожжению.
Краем глаза храмовники приметил яркое пятно на входе во двор - мужчина иностранной наружности в необычных одеждах. Было несложно догадаться, что это отец Ли Мэй.
"Уведомил кто или сердце отцовское подсказало?" - усмехнулся под себя Елизар, - "Тем лучше."
Он повернул голову девушки в ту сторону и показал рукой, второй, на всякий случай, зажав ей рот. Это было еще одной изощренной пыткой - заставить смотреть, как разрывается сердце ее родителя, пока у него на глазах заживо сжигают его "дочь". Сам Елизар в этот момент испытывал лишь жестокое разочарование, ведь его родители уж точно не горевали бы по сыну, их могли порадовать разве что его карьерные успехи.
Он был бы не прочь посмотреть на их лица, пока казнят кого-то из его братьев и сестер, прекрасно понимая, что бесполезно бросать родителям в лицо какие-то обвинения и пытаться выяснить отношения по-человечески: они лишь скажут, что он ненормальный и жестокий, хотя жестокими, по мнению мужчины, были лишь они сами. Заставить их страдать - вот что было по мнению Елизара единственным верным разговором.
Пламя разгорелось, кричавшие от невыносимой боли женщины умолкли, и смотреть было больше не на что, так что мужчина снова завел Мэй внутрь и пихнул в свободную камеру, чтобы убедиться, что не зря все это вообще затеял. Взяв из каморки стражника жестяную кружку с водой, он схватил девушку за руку и ножом резанул ее над посудой, желая проверить, будут ли снова полезные подсказки. Для всех Мэй была казнена, и осталась лишь ее служанка. Судя по тому, что никто до сих пор о ней не справлялся, а сама она сидела у ворот тюрьмы, как собачонка, ожидая, что ее пустят к Мэй, искать девушку вряд ли будут, значит если она окажется бесполезна - ее можно будет просто убрать, предупредив таким образом любые нежелательные для Елизара и церкви последствия. Если же она окажется действительно полезной, ей предстояло пройти причастие в церкви, обратившись в веру Единого Создателя. Таков был план Елизара.

Отредактировано Елизар (2023-07-29 08:50:21)

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+2

42

Мэй выглядела отрешенной. Она послушно шла куда ее вели, не оглядываясь по сторонам. Вскоре они покинули стены тюрьмы и оказались на просторном дворе, заполненным приличным количеством народа. Первым, за что зацепился взгляд, были безжизненные тела, болтающиеся в петле. Чуть подальше стражник приковывал к столбу нескольких женщин, в том числе и переодетую служанку, готовя их к сожжению. 
Девушка опустила глаза, не желая видеть это отвратительное зрелище, но ее сопровождающий поднял ей голову, заставляя смотреть. Он указал рукой в толпу, где сложно было не заметить иностранца. Мэй невольно вздрогнула, ужаснувшись собственным мыслям:
“Отец предпочел посмотреть на казнь вместо того, чтобы спасти меня от нее?”
Сено под столбом подожгли и к крикам толпы добавились истошные женские вопли. Девушка зажмурилась, но это мало помогало, так как воображение дорисовывало картину происходящего. Тогда она закрыла руками уши, надеясь хоть так спрятаться от всего этого кошмара. Почва ушла из-под ног, страх сменился на горькую обиду. Как так получилось, что семья отвернулась от нее, а мучитель в итоге оказался тем, кто спас от несправедливости и страшной смерти? 
Мэй не помнила, как ее увели с площади, она погрузилась в себя и даже не думала предпринять попытку к бегству. Мужчине не требовалось много усилий чтобы вернуть ее в темницу. Взяв руку девушки, он также не столкнулся с сопротивлением, лицо пленницы было безразличным, и она лишь тихо пискнула и поморщилась, когда холодный металл разрезал ее кожу, но по всей видимости происходящее ее не сильно заботило. Мэй получила желаемое спасение, пусть и не такое, на которое рассчитывала, а ее жизнь стоила другой жизни. Впрочем, ей не было жалко ни служанку, ни себя. Она опустила взгляд на стекающие по пальцам алые капли, догадываясь, что мужчина пытается таким образом повторить увиденный ранее трюк с образами в воде, но слабо веря в успех и в то, что ее кровь может оказаться какой-то особенной.

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь: -
Одежда: Простое черное платье служанки, немного грязное, имеется пара дыр и потертостей, нижнее белье, простые туфли с деревянной подошвой.

+2

43

Елизар, Мэй
____
Увы, "фокус" не сработал так, как того ожидал Елизар. Мэй не был задан ясный вопрос, и мысли ее не были направлены на искомые храмовником ответы. Все, о чем она думала сейчас - это ужасная картина, на которую ее заставили смотреть, и в воде с кровью отразилась она же: столб, языки огня и фигуры в нем, виселица, толпа народа. Однако даже так это означало, что все кровь Мэй все же ценна и может дать ответы куда более полезные, чем она могла бы поведать словами.
В церкви Елизару не без сомнений, но дали согласие на причастие чужестранки. Из-за того, что та не говорила по-русски, она не смогла бы ни коим образом прочесть молитву или дать обет, и все же храм не мог отказать страждущим в желании уверовать в Единого Создателя, а потому было предложено дать ей келью на день, молитвенник, образ и оставить одну, а затем провести обычную процедуру причастия.
Кроме того, "забота" о спасении души иностранки добавила благодетели облику самого Астафьева, и кое-кто в церкви уже куда дружелюбнее встречал его и шел на разговор.
____
Мэй: получена способность передавать образы через собственную кровь, пролитую в чистом виде или на воду. Ясность видения зависит от направления мыслей самой Мэй, при этом в некоторой степени может быть показано не только то, что видела и знает она сама, если это напрямую связано с предметом вопроса. Ограничивается физическим и психологическим состоянием Мэй.
Утрачены личные вещи, что были переданы служанке перед сожжением.
Елизар: подмена девушек удалась. Вырос уровень признания в местном храме из-за хорошо выполненной работы, за исключением священника, лечившего Мэй, который счел его методы излишне жесткими.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+2

44

Мужчина с нетерпением уставился на поверхность воды, но увидел лишь то, что и сам видел во время казни. Он нахмурился, резко встав и сложив руки на груди. Очевидно, что способ рабочий, иначе он бы не показал вообще ничего, но было неясно, как добиться подсказок и ответов. Одно было ясно наверняка: девчонка может еще быть полезна.
Елизар вышел во двор, люди уже расходились, но иностранец - ее отец - был еще там. Взяв кошель с монетами и переложив с него деньги, мужчина направился к пепелищу под столбом. Надев перчатку, он поворощил угли и пепел там, где была привязана служанка, отыскал одно из украшений, не глядя забрал горсть пепла с землей и засыпал его в мешочек.
Подойдя к мужчине-иностранцу, он демонстративно положил туда золотую вещицу и всучил ему в руки, намекая, что тому больше незачем тут задерживаться.
Затем, прежде чем решить вопросы с храмом и причастием Мэй, он направился к начальнику городской стражи, где настоятельно порекомендовал выпроваживать долой из города отца "ведьмы", чтобы он не принес несчастий или, чего хуже, не решил мстить каким-либо образом. Узнав, что тот прибыл на своем корабле, и тот довольно давно стоит на ремонте в доках, храмовник надавил на то, что судно не тонет - а значит вполне может и уплыть, и горожанам станет спокойнее, ведь может случиться и обратно - народный гнев обрушится на самого иностранца, а там дойдет и до обвинений церкви и губернатора в том, что таких чужаков пригрели на земле.
После того, как вопросы с причастием Мэй были решены, раздобыв темный суконный плащ с капюшоном в ближайшей лавке с одеждой, он вернулся в тюрьму за ней, чтобы отвести в храм, но прежде обработал ее рану на руке жгучим порошком и наскоро перевязал. Осквернять кровью святилише Создателя в его планы не входило, по меньшей мере без острой надобности. Накинув плащ на девушку и укрыв ее капюшоном, он повел Мэй прочь, не утруждая себя попытками что-то объяснять. Там он передал ее монахиням, что должны были проводить девушку в маленькую келью для молитвы об очищении души и принятии ее грешной души Создателем. Сам Астафьев остался у алтаря, где погрузился в безмолвные молитвы. А когда все было готово к причащению, остался молча наблюдать, пока все закончится.

Переход в Родославль » Церковь золотой звезды

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+2

45

Переход из: Родославль » Улицы

Сколько бы не возмущалась цыганка несправедливостью, как бы не визжала и не брыкалась, никто ее слушать не стал и спустя небольшой промежуток времени Зару, вместе с новой знакомой втолкнули в темницу. Громко звякнув засовом на решетке тюремщик, громко зевнув и приказав сидеть тихо, ушел.

Остановившись на пороге, Зара осмотрелась. Это было помещение, каменные стены которого наполовину поросли мхом, с единственным узким выходом, запираемым решеткой и освещаемое лампой, оставленной тюремщиком на крюке между камерами. Где-то с потолка капала вода. Рассерженно топнув ногой, Зара вызывающе приподняв подбородок, повернулась к девушке, одарив ту гневным взглядом. Свет от лампы, плясал в больших черных глазах цыганки словно в дьявольском танце. Манерно громко хмыкнув, Зара прошла к шконке и забравшись на нее с ногами, обхватила колени руками.

- Это ты во всем виновата! - раздраженно прошептала цыганка, стараясь лишний раз не провоцировать тюремщика. - Ну и что теперь делать? - Откинувшись назад Зара уперлась спиной в стену. На её лице отразилось выражение растерянности, а в голосе послышались плаксивые нотки.
***

Горделивый характер цыганки никогда бы не позволил ей признать свою неправоту, а буйная фантазия давно нарисовала в сознании девушки альтернативную версию произошедших событий, в которых Зара была несчастной жертвой, пострадавшей от произвола стражников и чужой неуклюжести. И только в эту версию событий Зара верила всем сердцем. Услышав, что ее еще и обвиняют в том, что произошло, цыганка возмущенно зашипела.
- Никого я не толкала! Ты сама руками махала, вот и уронила тарелки. Разве не помнишь? Если бы не твоя неуклюжесть, мы бы сейчас давно вкусный ужин ели, а не тут сидели! И прекрати оправдываться! Только и ищешь повод меня во всем обвинить. Что я тебе сделала? Зачем ты на меня наговариваешь?! - Зара кинула сердитый взгляд на сокамерницу.

Встав со шконки, Зара подошла к решетке и посмотрела в проход.
- Данияр, ты как? - девушка шепотом позвала молодого человека.

Отредактировано Зара (2023-10-03 15:21:50)

Подпись автора

Одежда, вещи, спутники


Одежда: барская шелковая сорочка
На ногах туфли - мягкие, сшиты из бархатистой кожи, украшены бусинами, с небольшим каблучком.
Украшения: В волосах серебристая заколка со скрытым ножом и пара сверкающих камнями заколок. Две цепочки с монетками, большие серьги, браслеты (все из дешёвого желтого металла). На длинной нитке, на шее, висит ритуальная звезда из золота.
Спутники: конь Алмаз.

В котомке:


Одежда: Сменное платье, одна барская шелковая сорочка, атласное вечернее платье бардового цвета с ажурными вставками и кружевами.
Украшения: краденая золотая цепочка и нацаганеное в Родославле золотое колечко.
Деньги: пара монет, 6 серебряных монет, горсть медных монет, увесистый мешочек с монетами.
Остальное: деревянный гребень, зеркальце, зубная щетка, зубной порошок, огниво, фляжка с родниковой водой, охотничий нож, флакон с французскими духами, серебристый гребень для волос украшенный цветочками из цветного стекла, серебряные вилка и десертная ложка со свадьбы.

+2

46

Переход из: Родославль » Улицы

Хуже и представить себе было нельзя первый свой день пребывания в новом городе, Атену вместе с цыганкой вывели из таверны, чем лишний раз подтвердили опасения и перешептывания горожан, ранее как раз говоривших о том, что от приезжих одни только проблемы, и вот буквально несколько минут спустя приезжую брюнетку уводили под руки словно преступницу какую-то, и что-то Атене подсказывало, что в городе этом ей пожить толком не получится, придется идти еще куда-нибудь, чтобы не смотрели люди косо как на лиходейку какую.

- Я?! - всплеснула руками Атена и наставила на цыганку указательный палец правой руки, - нет, это ты во всем виновата, ты и никто больше! если бы ты не орала на всю таверну и не толкала меня, то всего этого бы сейчас не было!

Проворчала Атена сурово, но при этмо негромко, дабы охранник действительно не пришел и не воплотил в жизнь свои угрозы относительно ведра воды да отстутвия утреннего пайка - Атена почему-то верила, что если и правда будет шуметь, то охранник выполнит угрозы в точности и без заминок.

- Ничего не делать, ты и так наделала уже.

Огрызнулась Атена и мельком глянула на молодого человека, что сидел в соседней камере напротив, кажется, это был друг цыганки, а потому говорить с ним Атена не спешила и только села рядом от цыганки, которая опять начала много говорить и выставлять всё так, словно виноватой она ни в чем не была.

- Ты меня толкнула, так что прекрати врать! - отмахнулась брюнетка от цыганки, - дождалась бы, пока я комнату сниму, потом бы уже сама полезла, а ты видишь что натворила?

Стоило девушке сойти со шконки, Атена тут же села сложив ноги на шконку таким образом дабы максимально собой занять всё пространство и тем самым лишить цыганку места, где она могла бы нормально сидеть.

Отредактировано Атена (2023-10-02 10:58:09)

Подпись автора
Инвентарь

Высокие кожаные сапоги, накидка-плащ на плечи с капюшоном, кожаная куртка и штаны, кожаные перчатки, бронелифчик. На шее небольшой золотой кулон в виде полумесяца. Небольшой кинжал спрятан за голенищем сапога. Серебряные кольца на указательных пальцах рук.
В вещмешке: литровая фляга с водой, набор отмычек, кошель с серебряной монетой, зеркальце, набор бинтов (на 5 перевязок) и жгут, пара комплектов белья, сменная одежда (пара платьев). Десяток завернутых в большие зеленые листья хлебцев, перевязи с сушеным мясом (на 3 дня).

+3

47

Переход из Родославль » Улицы

Данияр от происходящего мягко говоря опешил и когда его под белы ручки вместе с девицами спровадили в самую настоящую тюрьму, он по первости растерялся не зная что и думать, и с глупым видом стоял прямо за дверью. Вопрос Зары вывел его из оцепенения и в голове пронесся ураган мыслей.
Если он и подумал изначально, что рослая незнакомка какая-то необычная, возможно даже с духом настоящего воина, то теперь был уверен на все сто - она самая обычная женщина такая же сварливая и способная устроить склоку  на пустом месте.
В порядке ли он... совершенно точно нет! Он ведь собирался спокойно поужинать и наутро пойти подаваться в дружину, строить карьеру своей мечты и тут какие-то девицы... он вскипел.
- Вы! Две... курицы! Какой бес вас попутал?! Да вы мне возможно своими детскими выходками все будущее разрушили!
Сгоряча он даже стукнул кулаком  о дверь, о чем тут же пожалел вспомнив обещания стражника и требование вести себя тихо. Разумеется в предстоящем душе  и голодовке он тоже винил девушек, ведь они явно не считали себя неправыми и даже теперь шипели друг на друга будто две змеи.

Подпись автора

С собой:
1. нож
2. огниво
3. кошель с мелкими монетами и одним золотым
4. копье
5. лук и колчан стрел

В личных вещах в казармах:
мешочек с солью
мешок пшеничных сухарей
жестяная кружка
туесок с солеными грибами

Одет в рубаху, штаны, добротные сапоги, форму городского стражника

+3

48

Зара, Атена, Данияр
____
Стражник не преминул исполнить обещанное, но покуда шумел только парень, то и досталось все ему: через решетку плеснула холодная вода, промочившая Данияра до нитки, и половина пола теперь в его камере была залита.
- Остынь-ка, совсем вас в деревнях не учат старшие порядку, - уходя он так же зыркнул на Зару с Атеной, мол, имейте в виду, и вам достанется, если будете шуметь.
С пустой бадьей стражник лениво ушел против, бормоча под нос ругательства. Из других камер раздалась пара смешков. Кое-кто сидел здесь уже не первый раз и знал, что лучше помалкивать, коль не хочет сидеть холодный и голодный.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+3

49

Неожиданно для Зары Данияр начал громко возмущаться.
- Я не хотела! Тише ты, тюремщик услышит! – цыганка испуганно взглянула на парня и робко зашикала, но было поздно.
Когда послышались шаги, Зара, пугливо отшатнувшись от решётки попятилась назад. За дальнейшими событиями боязливо наблюдала уже из глубины камеры, вздрогнув, в тот момент, когда на парня обрушился поток воды.

Когда охранник ушел, Зара, поежилась и двигаясь тихонько на цыпочках вернулась к решетке.
- Вот видишь! Зачем кричишь? Теперь совсем сырой! Тебе одежду отжать надо, а то замерзнуть можешь. - не желая мешать парню, цыганка отвернулась и посмотрела в сторону лежавшей девушки.

- Вот что ты наделала! – Зара шёпотом укоряла девушку, - А все из-за тебя! Тебя как зовут, неуклюжая? –подойдя к шконке, легонько толкнула ноги девушки, - Чего разлеглась? Двигайся! Вот из-за того, что ты о других не думаешь мы и сидим тут! – Зара с осуждением сверкнула глазами, тяжело вздохнула и села на лежанку. Перекинув косу через плечо принялась нервно теребить кончик, искоса поглядывая на девушку.

Подпись автора

Одежда, вещи, спутники


Одежда: барская шелковая сорочка
На ногах туфли - мягкие, сшиты из бархатистой кожи, украшены бусинами, с небольшим каблучком.
Украшения: В волосах серебристая заколка со скрытым ножом и пара сверкающих камнями заколок. Две цепочки с монетками, большие серьги, браслеты (все из дешёвого желтого металла). На длинной нитке, на шее, висит ритуальная звезда из золота.
Спутники: конь Алмаз.

В котомке:


Одежда: Сменное платье, одна барская шелковая сорочка, атласное вечернее платье бардового цвета с ажурными вставками и кружевами.
Украшения: краденая золотая цепочка и нацаганеное в Родославле золотое колечко.
Деньги: пара монет, 6 серебряных монет, горсть медных монет, увесистый мешочек с монетами.
Остальное: деревянный гребень, зеркальце, зубная щетка, зубной порошок, огниво, фляжка с родниковой водой, охотничий нож, флакон с французскими духами, серебристый гребень для волос украшенный цветочками из цветного стекла, серебряные вилка и десертная ложка со свадьбы.

+2

50

Атена возмущенно посмотрела на парня, обозвавшего их с цыганкой парой куриц, и если на счет болтливой девушки Атена была целиком  и полностью согласна с подобным мнением, то вот на свой счет была категорически против, даже рот открыла собираясь было ответить сказав какую-нибудь гадость в адрес паренька, как вдруг тюремщик явился, а затем продемонстрировал, что угрозы по поводу обливания водой были вовсе не пустыми, раз - парень и мокрый сидит в своей камере, а утром без еды останется, при виде такого зрелища Атена лишь ехидно ухмыльнулась и прошипела, стоило тюремщику уйти:

- В итоге мокрая курица, вернее мокрый петух, здесь только ты один,, - говорила Атена тихо едва слышно, но чтобы парень мог её услышать, при этом не привлекая внимание тюремщика не желая тоже испытаться на себе местные водные процедуры, - так тебе и надо, связался с этой ненормальной, - указала одна брюнетка на другую, - так что страдай теперь, а в дружине такие мокрые и не нужны никому будут.

Нужно было излить на кого-то желчь и яд своего недовольства и даже злости по поводу приключившегося, и Данияр оказался как раз вполне подходящим кандидатом на эту роль громоотвода, цыганка тоже получила свою порцию ворчания в свой адрес, но это уже становилось просто нормой.

-И не подумаю никуда двигаться, садись, где свободно, хоть даже на полу или к нему на колени, - кивнула Атена в сторону камеры Данияра, - ах да, там же решетки, ну, значит на полу сиди или стой, тебе так даже полезно будет.

Ни на сантиметр не сдвинулась Атена на шконке, даже ноги вытянуть постаралась так, чтобы для цыганки места совершенно не осталось на нарах.

- Атена меня зовут, и если бы ты меньше махала руками и меньше болтала, то всего этого бы точно не было. Из-за тебя сплошные проблемы, меня в тюрьму посадили, твоего дружка водой облили, вот какая ты противная!

Подпись автора
Инвентарь

Высокие кожаные сапоги, накидка-плащ на плечи с капюшоном, кожаная куртка и штаны, кожаные перчатки, бронелифчик. На шее небольшой золотой кулон в виде полумесяца. Небольшой кинжал спрятан за голенищем сапога. Серебряные кольца на указательных пальцах рук.
В вещмешке: литровая фляга с водой, набор отмычек, кошель с серебряной монетой, зеркальце, набор бинтов (на 5 перевязок) и жгут, пара комплектов белья, сменная одежда (пара платьев). Десяток завернутых в большие зеленые листья хлебцев, перевязи с сушеным мясом (на 3 дня).

+3

51

Холодный душ мгновенно отрезвил парня охладив его пыл. Всякое желание препираться улетучилось и все мысли были заняты капающей с поникших волос водой и прилипшей к телу рубахой. Можно было бы оставить как есть, Дан не сомневался в крепости своего здоровья, но это все было чертовски неприятно и он последовал совету Зары хоть и нехотя, стянул рубаху и отжал ее. Развесить чтобы просушить здесь было негде, не занимать же единственное лежачее место мокрой одеждой. Штаны тоже промокли, но их парень отжал прямо на себе как сумел.
Кое-как пристроив рубаху на краю лежанки он уселся уперевшись в колени и подперев голову. У него не было больше желания спорить или ругаться с девицами, но он злился. Обычно его оптимизма хватало на любые ситуации а теперь он всерьез переживал о своем будущем и с тоской думал, что если ему не удастся стать дружинником - придется вернуться в село и всю жизнь пахать землю, как проклятый.
От сырости стал пробирать холод, нужно было согреться. С надеждой что это поможет и просушке штанов Данияр принялся выполнять известные ему упражнения отвернувшись к противоположной стене, чтобы не отвлекаться.

Подпись автора

С собой:
1. нож
2. огниво
3. кошель с мелкими монетами и одним золотым
4. копье
5. лук и колчан стрел

В личных вещах в казармах:
мешочек с солью
мешок пшеничных сухарей
жестяная кружка
туесок с солеными грибами

Одет в рубаху, штаны, добротные сапоги, форму городского стражника

+3

52

Зара, Атена, Данияр
____
Как бы ни прошла оставшаяся ночь для троицы, наутро явился новый и более молодой стражник и привел с собой какого-то человека. Всякий проживающий в городе либо кто-то из рома признал бы в господине цыгана, и, судя по одежде, он был кем-то обличенным властью. Он глянул на девушек и недовольно глянул на тюремщика.
- Не наша это, ты что мне сказал?
- Что ваша она... - пробормотал растерянно молодой стражник, сменивший ночного.
- Не наша она, пришлая! Тьфу, бестолочь, для тебя мы все на одно лицо что ли?!
Мужчина был полноватый, средних лет, уже лысеющий и несколько броско одетый. По его манерам и тону можно было сказать, что он привык раздавать указания, мало считался с чужим мнением и уж точно не любил прощать ошибок.
- Ладно уж, деньги заплачены, идем! - последнее бы обращено к Заре.
- А эта? - вдруг спросил мужчина про Атену, окинув ее взглядом.
- Вместе они были, когда учинили произвол, - тут же пояснил стражник.
- Сколько?
Стражник тут же смекнул, что это его шанс подзаработать и назвал сумму штрафа. Мужчина выудил из кошеля монеты и бросил в руки стражнику, затем поглядел на Атену и Зару.
- Отработаете.
Девушек подталкивая в спину вывели из тюрьмы, на выходе мужчине передали ранее конфискованный у Атены нож. Тот хмыкнул и убрал за пояс, не спеша возвращать владелице.
- Ну что, красавицы, идем со мной! Мы "своих" не бросаем.
Сразу за воротами их уже поджидало сразу несколько человек, явно цыган, с любопытством глядевших на девушек.
Данияра же оставили без внимания, пайка и пока не спешили выпускать, однако смена стражи означала и возможность договориться или хотя бы узнать, что с ним будет дальше.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+4

53

Мужчина, забравший ее с Атеной из тюрьмы явно был ромом, а его внешний вид и тон, с которым он говорил со стражниками, указывал, что это не последний человек в цыганской общине. Выслушав мужчину, Зара горделиво вскинула голову и подбоченилась.
- Я не твоя жена, рай (господин)! Ты не можешь мне приказывать! - Внешне Зара хотела выглядеть уверенной, хотя прекрасно понимала, что статус цыганки в таборе немного выше лошади. – Я верну тебе твои деньги. Но потом, если захочу, уйду и ты меня держать не будешь.

- Йавэн састэ, ромалэ! (Будьте здоровы, цыгане!) – Оказавшись на улице, Зара обвела взглядом стоящих вокруг цыган и приветливо улыбнулась, стараясь спрятать за внешним спокойствием и вежливостью свою растерянность и тревогу.
- Мне коня забрать надо. Он у харчевни остался. – Зара беспокойно посмотрела на мужчину, который вывел их из тюрьмы. - С нами еще парень-гаджо был. Что с ним будет? Его отпустят?

Отредактировано Зара (2023-10-08 13:51:23)

Подпись автора

Одежда, вещи, спутники


Одежда: барская шелковая сорочка
На ногах туфли - мягкие, сшиты из бархатистой кожи, украшены бусинами, с небольшим каблучком.
Украшения: В волосах серебристая заколка со скрытым ножом и пара сверкающих камнями заколок. Две цепочки с монетками, большие серьги, браслеты (все из дешёвого желтого металла). На длинной нитке, на шее, висит ритуальная звезда из золота.
Спутники: конь Алмаз.

В котомке:


Одежда: Сменное платье, одна барская шелковая сорочка, атласное вечернее платье бардового цвета с ажурными вставками и кружевами.
Украшения: краденая золотая цепочка и нацаганеное в Родославле золотое колечко.
Деньги: пара монет, 6 серебряных монет, горсть медных монет, увесистый мешочек с монетами.
Остальное: деревянный гребень, зеркальце, зубная щетка, зубной порошок, огниво, фляжка с родниковой водой, охотничий нож, флакон с французскими духами, серебристый гребень для волос украшенный цветочками из цветного стекла, серебряные вилка и десертная ложка со свадьбы.

+3

54

Как оказалось, ситуация вполне смогла оказаться хуже - мало того, что в первый же свой день в городе Атена умудрилась попасть в тюрьму, так теперь еще оказалась  должницей перед кем-то из местных, и этот "кто-то из местных" был явно богат и явно обладал какой-то властью, одним словом, не отдать ему долг означало получить массу неприятностей. Тюрьма, долги  неясные дальнейшие перспективы, но зато хоть удалось выбраться из камеры.

- Отработаем? и каким же образом?

Спросила Атена вопрос, ответ на который наиболее сильно её интересовал в  данный момент времени, хотелось узнать, какие планы были в голове этого человека, про оставшегося в камере облитого водой паренька Атена так и вовсе позабыла, тем более о его судьбе задавалась вопросами эта вредная цыганка, Атена же в свою очередь была занята решением вопросов относительно собственной дальнейшей судьбы.

- И какая получилась сумма моего долга перед вами? - уточнила брюнетка, помнившая, что в родном городе если вляпаться в долги перед цыганами или кем-то из криминальных лиц, то долг из небольшого может довольно быстро превратиться в неподъемный, который сколько не пытайся вернуть, а  так до конца и не расплатишься, - зачем я вам нужна, и что за работу мне придется выполнить?

Вновь поинтересовалась брюнетка планами цыганского барона, когда, наконец, удалось покинуть здание тюрьмы и выйти на улицу за ворота, где уже стояли ожидая своего барона несколько цыган, смотревших на неё с Зарой, Атена же глядела в ответ с не меньшим любопытством ожидая дальнейших распоряжений, куда идти да что делать.

Подпись автора
Инвентарь

Высокие кожаные сапоги, накидка-плащ на плечи с капюшоном, кожаная куртка и штаны, кожаные перчатки, бронелифчик. На шее небольшой золотой кулон в виде полумесяца. Небольшой кинжал спрятан за голенищем сапога. Серебряные кольца на указательных пальцах рук.
В вещмешке: литровая фляга с водой, набор отмычек, кошель с серебряной монетой, зеркальце, набор бинтов (на 5 перевязок) и жгут, пара комплектов белья, сменная одежда (пара платьев). Десяток завернутых в большие зеленые листья хлебцев, перевязи с сушеным мясом (на 3 дня).

+3

55

К счастью бабьи склоки прекратились, и остаток ночи прошел спокойно хотя и несколько холодновато. Под утро задремавший на лежанке Дан изрядно замерз и совершенно не отдохнул. Его разбудили разговоры и он встал чтобы поглядеть, кто там крутится возле камеры с девушками.
По виду человека несложно было догадаться что он промышляет чем-то не совсем правильным, и то как как он вел разговор тоже ничего хорошего не предвещало. Но не похоже было, что им что-то угрожает, в конце концов незнакомец вызволил обеих, хоть это и грозило им теперь отработкой.
"Ну вот и свернули они на скользкую дорожку," - уныло усмехнулся парень, покуда ни одна не возразила и даже не спросила, чего от них требуют.
Девушки ушли и парень окликнул стражника, закрывавшего дверь их камеры.
- Служивый! А что со мной будет? Долго мне тут?

Подпись автора

С собой:
1. нож
2. огниво
3. кошель с мелкими монетами и одним золотым
4. копье
5. лук и колчан стрел

В личных вещах в казармах:
мешочек с солью
мешок пшеничных сухарей
жестяная кружка
туесок с солеными грибами

Одет в рубаху, штаны, добротные сапоги, форму городского стражника

+4

56

Зара, Атена, Данияр
____
Судьба Данияра решилась неожиданно просто для него самого: вскоре после того, как вывели девушек наружу, в их камеру уже определили несколько человек разбойничьего вида, и пара стражников, обсуждая дела с тюремщиком, стала требовать больше места для еще нескольких человек. Один из них глянул на Данияра. ожидавшего ответов.
- А этот чего тут? С виду вроде нормальный, украл чего?
- Да будто бы и ничего за ним, точно не крал, не бил никого, - почесал голову надсмотрщик.
- Так и долой его! Будет сидеть место занимать да хлеб казенный проедать!
Дверь камеры открылась, и парня грубо вытолкали взашей, пихнув в руки его походных мешок да оружие.
- Иди иди, пока не передумал! - бросил ему вслед стражник, и парень оказался на свободе.
Все бы ничего, но сон в холодной камере раздетым да в мокрых штанах не принес Данияру ничего хорошего, только ломоту в теле, боль в горле да прочие прелести простуды, и его одолел чих.
______________
- А что нам какой-то гаджо? Иль тебе он кто-то? - с явным недовольством спросил мужчина.
Из группы цыган вышла женщина в возрасте, она обошла кругом Зару, трогая то волосы ее, то украшения, взяла руки да ладонями вверх повернула, поцокала языком, в глаза поглядела пристально. От взгляда ее черных глаз девушке стало не по себе, умели старшие глядеть будто в самую душу.
- С моими пойдет! Гадать будет, вижу в ней талант есть. Ну а если таланта не найдется, всегда есть молодость и красота, - с последними словами она криво ухмыльнулась и подмигнула, намекая на куда более простой, но мало желанный способ.
Атену же во всю разглядывал один из мужчин, что был на пол головы ниже ее, зато явно очень крепкий и ловкий, что угадывалось по его манере движений да рельефу мышц, светивших из распахнутого ворота алой рубахи.
- Для тебя тоже работка найдется, как раз под стать! На рынок пойдешь долги собирать с хороших людей, что плату задерживают. Со всех соберешь - как раз должок закроешь, всего-то пяток должников. На наших не похожа, а значит внимания не привлечешь лишнего. Каце, платье ей найди! Только не такое, как у тебя, нормальное! - обратился он к одной из цыганок, что выделялась ростом и формами, и, судя по определенным нюансам в ее внешнем виде, занималась отнюдь не торговлей пряниками.
Та приторно улыбнулась и кивнула, подошла к Атене и смерила взглядом, в каждом движении ее скользило кокетство.
- Найдем что надо! Будь спокоен,- промурлыкала она и поманила Атену пальчиком следовать за собой.
Девушкам предстояло следовать за цыганами, куда они скажут, покуда просто уйти у них возможности не было. Между делом женщина, что решила определить Зару в гадалки, не забыла и про коня, которого предстояло забрать по пути.

Переход в Родославль » Улицы

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+3

57

Переход Улицы

Отредактировано Зара (2023-10-10 12:04:23)

Подпись автора

Одежда, вещи, спутники


Одежда: барская шелковая сорочка
На ногах туфли - мягкие, сшиты из бархатистой кожи, украшены бусинами, с небольшим каблучком.
Украшения: В волосах серебристая заколка со скрытым ножом и пара сверкающих камнями заколок. Две цепочки с монетками, большие серьги, браслеты (все из дешёвого желтого металла). На длинной нитке, на шее, висит ритуальная звезда из золота.
Спутники: конь Алмаз.

В котомке:


Одежда: Сменное платье, одна барская шелковая сорочка, атласное вечернее платье бардового цвета с ажурными вставками и кружевами.
Украшения: краденая золотая цепочка и нацаганеное в Родославле золотое колечко.
Деньги: пара монет, 6 серебряных монет, горсть медных монет, увесистый мешочек с монетами.
Остальное: деревянный гребень, зеркальце, зубная щетка, зубной порошок, огниво, фляжка с родниковой водой, охотничий нож, флакон с французскими духами, серебристый гребень для волос украшенный цветочками из цветного стекла, серебряные вилка и десертная ложка со свадьбы.

+3

58

Переход из: Родославль » Улицы

Поведение рядовых охранников спутало планы цыганки. Вместо того, чтобы выполнять приказы они накинулись на своего начальника и цыганку.
- Да как ты смеешь, ничтожество дворянку руками хватать! Разве Ермолин тебя на службу принимал? - Зара верещала и пыталась отбиться, но все было тщетно. По какой-то причине служивые решили, что приказы пусть и богатого Ермолина, но не состоящего на государевой службе, для них важнее присяги, приказов начальника и дворянской чести барышни. Тем не менее вскоре сопротивляющуюся девушку с кляпом во рту и повязкой на глазах притащили в застенок какого-то подземелья и захлопнули за ней дверь.
- Мерзавцы! - Зара, продолжая исполнять роль дворянки, вытащила изо рта кляп и стянула повязку и зло бросила тряпки в дверь. Стараясь успокоиться, и тяжело дыша, прошлась по помещению, ожидая своей участи.

Тем временем усатый чиновник не собирался униматься. Как бы долго молодчик не удерживал его, но рано или поздно пришлось отпустить своего начальника.
- Вы что творите, болваны? - Начальник был очень зол и рассвирепел от рукоприкладства со стороны подчиненных. - Что за произвол тут устроили? Разве сами не видите, что ряженая дворянка перед вами? Ермолин вам приказал? Это давно ли Ермолин воеводой или губернатором стал и приказы городской страже отдает? Забыли кому на верность присягали? Разве не ясно, что Ермолин в порыве ревности свои приказы отдает. Но разве это дело стражи в барские семейные разборки вмешиваться? Пусть сами разбираются! Наше дело царский закон соблюдать и за порядком следить. Или хотите, чтобы вас в измене обвинили? А ну живо барышню вернуть обратно и к отцу сопроводить. А Катьку - служанку ее, немедля обратно доставить. Она явно злое замыслила - бред какой придумала - всем поместьем цыганку от дочери барина отличить не могли. Не верю я в такие сказки! Явно же, что баба супротив господ худое удумала. На дыбу ее тащи - там все расскажет. Что стоите, рот раскрыли, болваны? Живо выполнять! Вы еще у меня ответите за свое самоуправство! Понабрали безмозглый сброд в охрану!

Подпись автора

Одежда, вещи, спутники


Одежда: барская шелковая сорочка
На ногах туфли - мягкие, сшиты из бархатистой кожи, украшены бусинами, с небольшим каблучком.
Украшения: В волосах серебристая заколка со скрытым ножом и пара сверкающих камнями заколок. Две цепочки с монетками, большие серьги, браслеты (все из дешёвого желтого металла). На длинной нитке, на шее, висит ритуальная звезда из золота.
Спутники: конь Алмаз.

В котомке:


Одежда: Сменное платье, одна барская шелковая сорочка, атласное вечернее платье бардового цвета с ажурными вставками и кружевами.
Украшения: краденая золотая цепочка и нацаганеное в Родославле золотое колечко.
Деньги: пара монет, 6 серебряных монет, горсть медных монет, увесистый мешочек с монетами.
Остальное: деревянный гребень, зеркальце, зубная щетка, зубной порошок, огниво, фляжка с родниковой водой, охотничий нож, флакон с французскими духами, серебристый гребень для волос украшенный цветочками из цветного стекла, серебряные вилка и десертная ложка со свадьбы.

+2

59

Елизар, Зара
____
Елизар: переход из Родославль » Дом Елизара Астафьева 

Начальник стражи вовсю лютовал, грозясь содрать шкуру со всякого, кто смеет ему перечить и мямлит что-то про ведьм и колдовство. Для него нынче существовала только черноокая красавица-барыня и ее воля, что требовала вызволить девушку и воздать по заслугам обидчикам. Подчиненным было от такого отнюдь не сладко, и они изо всех сил уговаривали старшего, мол, для барыни и самой лучше будет, если имя ее доброе поскорее очистят, и сама церковь в защиту слово скажет. Но тот и слушать ничего не желал. Весь остаток дня простые стражники всячески делали вид, что стараются выполнить его поручение, а сами донесли в тюрьму, что их старший в себя не приходит, так и остается под чарами ведьмы. Они надеялись, что начальник вот вот в себя придет, но тот в ночи, пригрозив "отправить на плаху каждого бесполезного чурбана, что достался ему в подчинение", самолично отправился в тюрьму вызволять госпожу, да там его и взяли под белы рученьки и до выяснения разместили в "комфортной" темнице на верхнем этаже.
Так и провели ночь цыганка и очарованные ею усач, да только одна в темноте, сырости и холоде, таких, что лихорадить снова стало да знобить, а второй в сухости и сытости наверху.
______________________
После изгнания Хана освободилось место храмовника-дознавателя, и Астафьева, исходя из его послужного списка, назначили на это место. Кроме этого ему назначили проводить учения для молодых послушников на тренировочных площадках храма. Покуда он был приезжим и губернии не знал, отправлять его, как других, в патрули, не было смысла, разве что с отрядом, если понадобится, как это было с Болотным. А потому он пока оставался в Родославле и должен был нести порученную ему службу.
Этим утром его вызвали в тюрьму и сообщили о деле подставной невесты, что оказалась не иначе, как цыганкой-ведьмой. Елизар должен был узнать, кто же девушка на самом деле, и не кроется ли еще какой подвох во всей этой истории, покуда о настоящей Варваре ходило немало сомнительных слухов. Дело было срочное и не терпело отлагательств, так как под чары ведьмы попал один из начальников городской стражи и теперь вступался за нее вопреки всему, что было услышано им и другими свидетелями. Следовало навестить и его самого, дабы подтвердить чары и снять с несчастного проклятье.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

0

60

Переход из  Родославль » Дом Елизара Астафьева

Как и ожидалось, чужестранка решила пойти прочь, но Елизара это мало заботило. Он-то уж позаботился о том, чтобы ей некуда было податься. Да и куда она нынче пойдет, тоже догадывался, так что просто позволил ей уйти, уже зная, как поступит при их следующей встрече.
Ждать момента, когда он возьмется за воспитание своей пленницы, было бы скучно, если бы не благая весть: сыскалась безотлагательная работа аккурат по его части.
Когда Астафьеву предстояла работа по дознанию, он еще больше уделял внимания собственной опрятности и тщательной подготовке. Ему казалось важным подчеркнуть свою безупречность на фоне грехопадения и ничтожности жертвы. Прошло довольно времени с тех пор, как он мог сполна насладиться чужими страданиями, и довольная улыбка сама собой растягивала его губы.
Явившись в тюрьму, он первым делом решил разобраться с околдованным начальником стражи, дабы потом его никто не отвлекал от дела. Оценив поведение ведьминой жертвы, он решил, что лучше будет прежде подавить волю стражника, а затем расспросить обо всем, прежде, чем очищать его разум от колдовства. Накрутив на пальцы цепочку с церковным медальоном, он выставил руку в сторону толстяка. Глядя сверху вниз на цель, храмовник стал повторять нужные слова, пока тот не застыл растерянно, словно болванчик. С таким уже можно было иметь дело, не тратя время на крики, применение силы и прочее, так как эта часть Астафьеву не была интересна, и он хотел поскорее перейти к самой ведьме.
Как его и предупреждали, начальник стражи только и нес бред, будто бы пойманная цыганка и есть барыня, ее оклеветали, и все вокруг задумали бунт. Особо и спрашивать не пришлось, поток слов в защиту новобрачной лился непрестанно.
Достав молитвенник и положив руку в перчатке на голову бедолаги, Елизар зачитал молитву на очищение от скверны, отчего сознание стражника должно было проясниться, а показания вернуться к тем, что были изначально, когда он допрашивал цыганку со свидетелями. Все это было весомой уликой против ведьмы. Даже окажись она теперь жертвой ситуации, одно то, что она посмела околдовать другого человека, было достаточным преступлением.
Наконец было покончено с нудной частью, и мужчина, вновь расплываясь в благостной улыбке, направился вниз, прихватив с собою ключи и набор нехитрых приспособлений для допросов, имевшийся при тюрьме и ранее используемый Ханом. Внизу было довольно мрачно, и пришлось также принести пару дополнительных ламп.
Осужденная была в своей камере ничем не прикована, и стоило быть осторожным, дабы не пришлось бегать потом за ней. Быстро войдя внутрь и заперев изнутри дверь, храмовник оставил все на полу и первым делом отыскал цепи кандалов, собираясь пристегнуть ими жертву. Быть околдованным он не боялся, будь ведьма сильной - он бы уже ощутил это, защиту освященного амулета могли обмануть разве что древние колдуны.
Ведьмой оказалась совсем юная девушка-цыганка, отнюдь не похожая на барыню. В конце концов даже будучи цыганских кровей, расти она при барском дома - кожа ее была бы куда бледнее, а эта девица явно росла под солнцем и открытым небом. Она была довольно хорошенькой, хотя совершенно не во вкусе Елизара.
- Твое имя? - задал Астафьев свой первый вопрос, шагая цыганке навстречу с цепями в руках.

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+3


Вы здесь » Чертовщина » Родославль » Тюрьма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно