Чертовщина

Объявление

Приветствуем тебя, дорогой игрок! Проходи в наш мрачный мирок и устраивайся поудобнее. Вникать в лор не обязательно, из названия понятно, что у нас тут какая-то чертовщина, и это самая суть. Будем рады взять тебя под белы рученьки и ввести в курс дел прямо по ходу игры.

14.02.2022

На форуме стартовал ивент в честь 14 февраля.

Торопись поучаствовать!

---

26.01.2022

Добавлена возможность приобретения сказочных артефактов! Список доступных предметов и инструкцию по их получению можно посмотреть тут.

---

15.01.2022

Внесены изменения в правила. Подробности в этой теме.

---

11.01.2022

На форуме стартовал новый ивент.

Торопись выбрать жертву или стань ей

---

12.12.2021

Мы открылись!

О текущих событиях в губернии можно прочитать здесь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чертовщина » Родославль » Тюрьма


Тюрьма

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

Недалеко от церкви расположено каменное здание, служащее тюрьмой. Стены его со всех сторон скрывают внутренний дворик, где происходят казни - повешения и обезглавливания. На первом этаже находятся допросные, канцелярия, камеры краткосрочное содержания, а в подвальном этаже тянутся коридоры с каменными мешками, уходящие за пределы территории тюрьмы.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

2

[sta]Одержимая[/sta][ava]https://forumupload.ru/uploads/001b/56/22/53/62794.jpg[/ava]
Ли Чжэнь схватился за голову, пытаясь переварить свалившуюся на него информацию. Он предпринял несколько попыток договориться со стражниками, чтобы те помогли его дочери и отпустили ее, о казни он и вовсе слышать ничего не хотел. В ход шли и давление, и попытки подкупить. Стражи порядка на это только разводили руками, ссылаясь на то, что дальнейшую судьбу заключенной решать будут не они, а некая религиозная организация.   
Мужчина довольно скоро понял, что от них он ничего не добьется и выход у него один - как можно скорее идти в местную церковь. Последнее, что он выведал у стражника, было местоположение тюрьмы, куда собирались отвести Мэй. После этого он подозвал к себе служанку и наказал ей собрать все, что может понадобиться его дочери и отправиться за ней, сам же не теряя времени направился в сторону церкви. 
Служанка беспрекословно выполнила все, о чем просил ее господин, но попасть в здание тюрьмы оказалось не такой простой задачей. Иностранку, не способную объясниться, даже не пустили на порог.  Ей ничего не оставалось, кроме как сесть под дверью и ждать. 


Первым, что Ли Мэй почувствовала, придя в себя, была сильная боль во всем теле и витающий в воздухе запах сырости. Вокруг было тихо, лишь где-то неподалеку слышалось медленное капанье воды и редкое звяканье металла. Открыв глаза, девушка поняла, что находится в темном и тесном помещении. Впереди была железная решетка, местами покрытая ржавчиной, на каменном полу и стенах кое-где виднелась плесень. Из крохотного окна под самым потолком можно было разглядеть звезды, а значит в заточении она находилась уже много часов.   
В памяти, словно дурной сон, всплыли воспоминания событий, предшествующих ее пробуждению, и голова загудела с новой силой. Для того чтобы подняться с холодного пола Мэй пришлось приложить некоторые усилия. Кроме ноющих мышц, движения сковывала и тяжелая цепь, пристегнутая к металлическим кольцам на запястьях. И пусть иностранке никогда не доводилось бывать в тюрьмах, она сразу догадалась, где находится.
--Ага, прочухалась! - раздался в голове уже знакомый голос.
Стоило лишь на мгновение получить контроль над телом, как он вновь был утрачен. Одержимая уверенно встала на ноги и принялась оценивать длину цепи, что шла от кандалов к стене. Ее длины едва хватало чтобы преодолеть две трети расстояния до решетки, о том, чтобы попытаться взаимодействовать с замком и речи не было. Тогда в ход пошли иные способы выбраться. Девушка пыталась вытащить руки из оков, выдернуть из стены крепление цепи, тянула ее в надежде что звенья разойдутся, но все было тщетно. 
Ли Мэй чувствовала, как панически рвется на свободу ее кукловод, но физической силы девчонки не хватало, чтобы совладать с холодным металлом. Тут-то и решил он попробовать исхитриться. Сев на пол и навалившись на стену одержимая принялась терпеливо ждать. 
Через непродолжительное время со стороны решетки послышался скрип двери и далекие шаги, а полумрак озарился неярким светом. Было ясно, что некто шел сейчас вдоль камер, видимо делая обход. 
Обхватив руками колени и понуро опустив взгляд девушка принялась тихонечко плакать. Вскоре с ее камерой поравнялся молодой мужчина с керосиновой лампой в руках. Он направил свет на заключенную и вместо пойманного днем монстра увидел довольно привлекательную молодую особу, что в слезах тянула к нему руки, умоляя:
--Воды... Прошу вас, дайте мне воды. 
Чудовище приметило у тюремщика связку ключей на поясе и тот факт, что он немного растерялся от увиденного.
--Ну вот, сейчас он на твои слезы и купится, хе-хе-хе. - Мэй вновь услышала противный голос, --А там глядишь и выберемся и еще одним доходягой полакомлюсь
Девушка продолжала тихо плакать и ежиться на холодном полу, моля подошедшего принести ей воду, однако уже была готова броситься на него, подойди он достаточно близко.

Отредактировано Мэй (2023-05-29 17:44:26)

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь(у служанки): набор косметики, включающий в себя следующее: несколько кистей для макияжа, масла и крема для ухода за кожей и волосами, рисовая осветляющая пудра, краски для губ, глаз и бровей. Гребень, набор аксессуаров для волос, несколько пар цепочек, браслетов и сережек. Один выходной наряд и один домашний. Бумажный зонтик для защиты от солнца. Сменная пара туфель.
Одежда: шелковое красное платье с расшитым золотом поясом, туфли на высокой подошве, нижнее белье, украшения из золота, амулет, полученный на ярмарке.

+1

3

Ли Чжэня у ворот церкви ожидал столь же неутешительный ответ: ожидайте разбирательства, до тех пор ничего не скажем не сделаем.
Меж тем по улицам шел ропот, люди вокруг сокрушались, что стоило храмовникам уйти из города по какому-то большом уделу, так сразу начались беспорядки. Кроме главной новости горожане обсуждали и другие мелкие неурядицы, так или иначе связывавшиеся с чертовщиной.
Свечерело, солнце закатилось за горизонт, и на небе высыпали звезды. Стражник, что делал обход каждый час, остановился у камеры Мэй. Это точно она? Ведь час назад здесь лежало чудовище.
- Отпустило тебя что ль... - он растерянно присел на корточки у решетки, протягивая вперед руку с лампой, чтобы получше разглядеть девушку, выглядевшую теперь совершенно безобидной.
Но это была ошибка, черт, только этого и ждавший, бросился вперед, и руки Мэй схватили стражника за запястье, а зубы тут же вонзились в кисть, заставляя выронить лампу. Мужчина закричал, отчаянным рывком выдергивая руку и пятясь на карачках к противоположной стене коридора. На руке зияла рана, пальцы не двигались, большой палец был неестественно вывернут, и на пол лилась кровь.
Издавая нечленораздельные звуки страха и боли, стражник убрался прочь, оставив в камере Мэй погасшую керосиновую лампу с треснувшим стеклом.
_________________________
Далее очередность Елизар, Мэй

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

4

Переход из Родославль » Церковь золотой звезды

Известие об одержимой девушке прогнало всякую усталость и сон, храмовник тут же разузнал дорогу и отправился прямо к тюрьме. Больше всего его заинтриговало то, что одержимую описали как чудовище. Все же не часто попавшие под влияние бесов люди облик меняют, чаще просто бедокурят и нападают на людей.
Астафьев не сомневался, что дело будет быстрым и легким, с такими разговор короткий: изгнать и запечатать черта, а жертву его допросить и, в случае признания вины, наказать (конечно же, мужчина был уверен, что наказанием станет казнь, и надеялся, что это доверят ему самому, раз уж он самая подходящая кандидатура здесь и сейчас.)
Сырость, темнота и холод, царившие в тюремных стенах, одновременно угнетали и воодушевляли Елизара. Все же он был "по ту сторону", и ощущение собственной власти перевешивало давление стен, несмотря на тяжелые воспоминания о первых годах обучения в храме. Он равнодушно поглядывал на заключенных в их камерах, пока не дошел до той, где и сидела одержимая.
Бегло оценив длину цепей и надежность кандалов, храмовник приблизился к решетке, чтобы разглядеть облик женщины.
- Назовись, - спокойно, но властно потребовал он.

Отредактировано Елизар (2023-06-02 08:33:48)

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+1

5

[sta]Одержимая[/sta][ava]https://forumupload.ru/uploads/001b/56/22/53/402874.jpg[/ava]
Добыча, поначалу казавшаяся легкой, сорвалась и убежала прочь. Поторопился ли с нападением нечистый или не рассчитал, но не хватило девичей силы для того, чтобы удержать взрослого мужика. Едва распробовав вкус крови, но оставшись в итоге ни с чем, черт не на шутку взбесился и Мэй это прекрасно почувствовала. Одержимая в бешенстве принялась метаться по камере, пытаться вскарабкаться на стену, в ход пошли уже испробованные способы освободиться от цепи, но выбраться по-прежнему не получалось. Тело девушки вновь утратило истинный вид. Кожа стала серой, на руках выросли когти, а на голове показалась пара крепких черных рогов.
Разгневанное существо замерло и прекратило беситься, стоило только из дальней части тюрьмы послышаться уже знакомому скрипу двери. Забившись в темный угол, оно притихло и стало прислушиваться. 
На этот раз вместо усталого шарканья ногами были слышны довольно уверенные шаги. Некто не останавливался возле каждой камеры, как делал его предшественник, а целенаправленно шел вперед. Чудище тихо зарычало и вжалось в стену, словно предчувствуя приближение хищника. Его реакция могла означать лишь одно, что идущий представлял для него угрозу, а значит теоретически мог быть спасением для его игрушки.
Вскоре возле камеры показался неизвестный и одержимая злобно зашипела в его сторону. В полумраке Ли Мэй удалось, пусть и не в деталях, разглядеть визитера. Это был довольно высокий и статный мужчина, одетый не в пример лучше тюремщика. Его внешний вид не вписывался в здешний унылый антураж, но кем являлся незнакомец и какие у него были намеренья, девушке оставалось лишь гадать. 
Он был спокоен и сразу же обратился к монстру. Тот, явно ожидавший худшего, немного расхрабрился: 
--А ну проваливай, святоша! -без явной уверенности в голосе прохрипел он, --Сделаешь мне что-нибудь и увидишь как девчонка вместе со мной издохнет. 
Тварь медленно выползла на свет, приблизившись к решетке на максимально дозволенное ей расстояние и изучающе уставилась на незнакомца. Нечистому хватило пары секунд, чтобы от былой осторожности не осталось и следа. Раздался заливистый и жуткий смех, и одержимая уставилась немигающим взглядом красных глаз на мужчину в черном.
--Так вот ты какой, -она расплылась в безумной улыбке, --Насквозь я вижу твою прогнившую душонку. Так я что, я же только за. Хочешь поиздеваться вдоволь - это мы устроим. Заходи, забирай девчонку, все равно она не нужна мне больше, силы в ней почти не осталось, даже сопротивляться не будет, хе-хе-хе. А я восвояси уберусь, вам не помешаю, не переживай. 
Неизвестно было Мэй, что говорил черт и что такого увидел он в незнакомце. Неясно было и то, в чем именно заключался очередной его план, однако вряд ли это сулило что-то хорошее как для нее самой, так и для гостя. Ей хотелось кричать и просить о помощи, но она не могла проронить и звука, а ее тело выжидающе смотрело на мужчину по ту сторону решетки.

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь(у служанки): набор косметики, включающий в себя следующее: несколько кистей для макияжа, масла и крема для ухода за кожей и волосами, рисовая осветляющая пудра, краски для губ, глаз и бровей. Гребень, набор аксессуаров для волос, несколько пар цепочек, браслетов и сережек. Один выходной наряд и один домашний. Бумажный зонтик для защиты от солнца. Сменная пара туфель.
Одежда: шелковое красное платье с расшитым золотом поясом, туфли на высокой подошве, нижнее белье, украшения из золота, амулет, полученный на ярмарке.

+1

6

Елизар, Мэй
____
Несмотря на то, что бес давал Мэй силы, управляя ее телом, и мог заставить ее действовать на пределе своих возможностей, сама девушка не могла не ощущать, что провела целый день без еды и воды и несколько часов в холодной подземной камере. Тело было слабо, а самочувствие ужасно, и лишь чужая злая воля заставляла ее держаться на ногах.
От Мэй исходила немалая сила, Елизар видел ее чудовищное обличие и мог оценить уровень противника, даже не прибегая к проверкам. Было ясно, что черт силен, не мелкая сошка, хотя и не то, с чем не справился бы обычный храмовник. Загвоздка заключалась в том, как избавить от одержимости ослабшую девушку, не убив ее. Ведь протокол требовал прежде разобраться с нечистым, а затем уже судить человека, связавшегося с ним.
Служанку Мэй, ожидавшую снаружи, по-прежнему не пускали внутрь, но Елизар мог разрешить это, если бы счел нужным.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

7

Елизар не спешил с ответом, он рассматривал наружность одержимой, не показывая реакции на ее слова.
- Интересно, не видал такого прежде, ответь-ка, облик от тебя зависит или от того, чье тело захватил? Наши-то все больше на свиней да собак похожи становятся, а тут, прямо скажем, диковинка! - губы растянулись в улыбке, храмовник достал из ножен меч и направил его на девушку.
Лезвие коснулось плеча заключенной и резануло ткань.
- Смелое заявление для того, кого я развею по ветру, как прах, - уверенно ответил мужчина.
Кончик меча остановился под подбородком девушки, вынуждая приподнять голову выше.
- Что ж ты засел тогда, вцепился, как клещ? Давно бы покинул это тело да следующее взял, - Астафьев рассматривал фигуру с сомнением.
- Я этого, конечно, не допущу, но ты прав на мой счет, и я собираюсь вдоволь поразвлечься, только прежде я займусь тобой.
Елизар убрал меч в ножны и сделал шаг назад. Он неспешно достал из-за пояса пару перчаток, открыл свой молитвенник и принялся перелистывать, время от времени поглядывая на свою жертву. В какой-то момент его внимание привлекла одна деталь: одержимая вся была одета в рванье, кожа у нее была темная, синюшная, будто у трупа, когти, рога, клочковатые волосы, и среди этого всего виднелась одна вещица, будто случайно оказавшаяся в составе ансамбля - небольшой круглый амулет из дерева с серебряной монетой.
- С каких пор ваш брат цацки носит? Или это должно пугать несчастных крестьян, как и весь морок, что ты нацепил на эту женщину? - приподнял он удивленно бровь.

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+1

8

[sta]Одержимая[/sta][ava]https://forumupload.ru/uploads/001b/56/22/53/405231.jpg[/ava]
Мэй не знала, о чем говорил ее устами нечистый и что в свою очередь отвечал ему незнакомец. Было понятно лишь то, что человека по ту сторону решетки не впечатляли ни злодейский смех, ни стращающие речи, да и облик одержимой скорее заинтересовал, нежили напугал.
--О, тебе нравится? -усмехнулся черт, --Жертва в этот раз попалась интересная. Ее наружность да мои старания и гляди какая красота получается. 
Чудище стояло неподвижно, наблюдая. И если лицо девушки не демонстрировало эмоций, то внутри Ли Мэй охватила паника, когда на нее наставили меч. Неужели это конец и ей суждено сгинуть в этой проклятой камере, будучи безвольной жертвой обстоятельств? Где ее отец и почему до сих пор не освободил ее? Как мог позволить так обращаться со своей дочерью? Лезвие коснулось подбородка, и Мэй податливо подняла голову вверх, при этом не двинувшись с места. 
--Какой-то ты не ласковый, святоша. -злобно фыркнула она, --Прежде чем угрожать мне, послушай, что скажу.
Девушке не стало спокойнее, когда мужчина убрал оружие от ее лица. Но не только она одна чувствовала себя уязвимой перед незнакомцем. За напускной уверенностью ее кукловод прятал страх грядущей погибели, а поэтому решил вложить все силы в единственное, что он мог: убедить оппонента поддаться соблазну. 
--Чего ты добьешься, усердно молясь? Не думаю, что ваш бог прощает убийц, а за вашим орденом тянется бесконечно длинный кровавый след. Да и сам понимаешь как быстро о тебе забудут, стоит только потерять способность держать в руках оружие, а на твое место тут же придет другой. Да даже матери родной ты не особо нужен.
Мужчина, казалось, вовсе не вникал в речи черта, но тот не оставлял попыток задеть его за живое. 
--Так что дает тебе твоя служба? Вижу, “развлечься” удается не так часто, как хотелось бы. Ну поймаете ведьму раз в месяц, а то и того реже. А какой шанс что она не окажется дряхлой старухой, на которую и смотреть противно? Я же предлагаю тебе взаимовыгодное сотрудничество. Не отрицай, что мы с тобой одинаковые и хотим одного и того же.
Голос нечистого с каждым словом становился все более низким и хриплым. Его злил тот факт, что его не воспринимали всерьез, и скрывать это за маской спокойствия становилось все сложнее. Когда же мужчина сделал акцент на висящем на шее девушки амулете, черт оскалился и зарычал. И чем злее он становился, тем меньше сил оставалось у Мэй.
Камеру словно наполнил туман, окутывая фигуру девушки. Ее внешность исказилась еще больше, на лице проступили черные пульсирующие вены, а глаза загорелись красным пламенем. Темное облако ширилось и росло пока не заполнило все пространство темницы. Теперь из нее виднелись лишь два горящих красных глаза.
--Я тебе не какой-нибудь ярмарочный пакостник! -прохрипело существо --И дважды помощь свою предлагать не стану. Но если уж решил разделаться со мной, то советую не рассчитывать на свою книжонку или меч. Ты меня сильно недооцениваешь, если надеешься, что это поможет.
Голос затих, а глаза спряталась в густом тумане.

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь(у служанки): набор косметики, включающий в себя следующее: несколько кистей для макияжа, масла и крема для ухода за кожей и волосами, рисовая осветляющая пудра, краски для губ, глаз и бровей. Гребень, набор аксессуаров для волос, несколько пар цепочек, браслетов и сережек. Один выходной наряд и один домашний. Бумажный зонтик для защиты от солнца. Сменная пара туфель.
Одежда: шелковое красное платье с расшитым золотом поясом, туфли на высокой подошве, нижнее белье, украшения из золота, амулет, полученный на ярмарке.

+1

9

Черт был достаточно силен, чтобы храмовник не мог запросто развеять морок, не изгнав или не ослабив черта. Все зависело от того, что Елизар попытается предпринять. И для одержимой Мэй все было неоднозначно, нечистый не мог покинуть ее тело так просто, и потому боролся изо всех сил, пускаясь на хитрости. Храмовнику предстояло решить, как быть, и если он станет все же применять свои силы - не убить бедную девушку, потому как если он перестарается, а нечистый окажет сопротивление на пределе возможностей смертного тела, оно может попросту сломаться, и хрупкая жизнь оборвется. Согласно уставу храмовников, такой вариант не мог считаться благополучным и был лишь крайней мерой.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

10

Астафьев по привычке игнорировал речи темной твари, однако упоминание матери и ее отношения попало по больному месту, и молитвенник с хлопком закрылся.
Мужчина заскрежетал зубами со злости.
Черт продолжал увещевать, предлагая немыслимое - сотрудничество. Елизар едва сдержался, рука уже дернулась к мечу, а сам он шагнул вперед к решетке, желая убить ее сейчас же, лишь бы заставить умолкнуть, и лишь затем провести обряд изгнания. Одинаковые?! Одни и те же желания?!
- Захлопни свою поганую пасть! - процедил он сквозь зубы, едва сдерживая гнев.
Возможно, успей мужчина достать свой меч, клинок не настиг бы цель, потому что камеру наполнил густой туман, явно иллюзорный, но от того менее раздражающий. В углу камеры горели красным лишь глаза. Преимущество было на стороне Елизара, ведь камера была довольно тесной, а на женщине были кандалы. Прятки в тумане были лишь средством запугивания и попыткой сбить с толку, и, наверное, желанием покрасоваться своей силой напоследок. Хотя может статься, что противник и правда сильнее, чем показалось поначалу, и не так прост.
- Вот и проверим, - холодно произнес храмовник, вернув самообладание, когда черт окончательно умолк и спрятался в мороке.
Он сложил руки ладонями вместе и принялся читать молитву на изгнание. Слова, заученные наизусть за много лет практики, сами слетали с губ, а в голове крутилась одна единственная мысль: он что-то упускает, какую-то деталь. Что-то из сказанного одержимой или что-то в  ее необычном облике? Нет... что-то иное, на поверхности, спрятанное прямо на виду. Амулет, виденный на шее показался каким-то знакомым, хотя он определенного такого еще не встречал. Возможно слышал где-то о нем, но кто мог беседовать с ним о таких штучках, ведь он здесь еще по сути ни с кем не знаком, разве что общался с монахами днем, когда наводил справки. Справки... точно! Такое описание было в послании, отправленном из села Золотого, амулет был связан с появлением черта в  доме селянки.
Молитва закончилась, мужчина поднес руку ребром к губам, ко лбу, затем к сердцу и направил ладонь в сторону камеры.
- Именем Единого Создателя, изгоняю тебя!

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+1

11

[sta]Одержимая[/sta][ava]https://forumupload.ru/uploads/001b/56/22/53/323298.jpg[/ava]
Все то время, что церковник читал молитву, туман медленно струился за пределы решетки, постепенно заполняя коридор и стирая границу между ним и камерой. Теперь все пространство вокруг было погружено во мглу, а из дальнего угла раздавалось тихое мерзкое хихиканье. 
Становилось очевидно, что святое слово не причиняло нечистому и малейшего дискомфорта. Он ждал окончания молитвы, не перебивая своего противника, но и не упуская возможности вдоволь посмеяться над его стараниями. 
Мужчина сделал жест рукой, разгоняя в сторону клубы тумана, а его голос эхом пронесся по пустому коридору, но, кроме этого, никакого эффекта молитва не возымела. 
Одержимая еще несколько раз безумно хихикнула и с наигранным разочарованием произнесла: 
--Поглядите-ка, не сработало. 
Она по-прежнему не показывалась, прячась за густым облаком, а ее голос стал более хриплым. Тело Мэй слабело, а значит черту оставалось лишь забрать остатки жизненных сил жертвы себе. И пусть и не довелось ему вдоволь наиграться с человеческим телом, его работа все равно будет выполнена. Пугало нечисть по-прежнему лишь одно: догадался ли храмовник о свойствах амулета? Впрочем, он вряд ли будет думать о такой мелочи, как скромная подвеска, если удастся окончательно вывести его из себя.   
--А может все это потому, что ты в своего бога и не веруешь вовсе? -съехидничала одержимая, --Выходит звезду и книжку для красоты носишь, а в церковные одежды вырядился, чтобы никто не узнал об истинной твоей натуре.
Голос девушки звучал то справа, то слева, отражался эхом от каменных стен. Казалось, словно она не сидела сейчас прикованная к стене, а растворилась в тумане и пыталась сбить с толку мужчину.
--Ты садист и убийца, но никак не слуга создателя.

Отредактировано Мэй (2023-06-10 17:56:53)

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь(у служанки): набор косметики, включающий в себя следующее: несколько кистей для макияжа, масла и крема для ухода за кожей и волосами, рисовая осветляющая пудра, краски для губ, глаз и бровей. Гребень, набор аксессуаров для волос, несколько пар цепочек, браслетов и сережек. Один выходной наряд и один домашний. Бумажный зонтик для защиты от солнца. Сменная пара туфель.
Одежда: шелковое красное платье с расшитым золотом поясом, туфли на высокой подошве, нижнее белье, украшения из золота, амулет, полученный на ярмарке.

+1

12

Храмовник мыслил в верном направлении, однако решил все же испробовать обычный свой метод на заключенной, чем нанес больше вреда ей самой, нежели черту. Молитва не изгнала нечистого, но все же надавила на него, вынуждая забирать и без того скудные остатки жизненных сил Мэй. Морок тоже не развеивался, покуда избавиться от черта не удалось.
Зато расползающийся туман и разговоры черта с храмовником изрядно напугали других заключенных. Их было немного, не в каждой в камере, зато каждый был достоин своего места - не простой воришка или жулик, каких держали наверху. Но и этих людей проняло, они тряслись от страха, боясь что-то сказать или спросить, хотя обычно при появлении стражи или кого-то повыше званием начинали привлекать к себе внимание.
В соседней камере сидел мужчина, убивший собственного брата в драке за наследство, и даже его, безо всякой жалости поднявшего руку на родного человека, проняло ужасом, когда туман, расползшийся по коридору, проник в его каменный мешок. Он бросился к решетке, хватаясь за нее руками и втискивая лицо меж прутьев, и запричитал: "Ваш святейшество, ваш святейшество! Что угодно, молю, хоть на каторгу, хоть сразу на виселицу, только не оставьте здесь с этой нечистью! Именем Создателя нашего умоляю, помилуйте, спасите!"

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

13

Жалкие причитания заключенного вызвали на лице храмовника гримасу презрения.
- Всему свое время и место, - процедил он, едва ли удостоив взглядом преступника.
Когда обряд изгнания не сработал, Елизара обожгло яростью. Он вперил глаза в темноту, где скрывалась его добыча, и не мог решить, что злит его больше: наглость нечистого или то, что его потенциальная игрушка вот вот отправится в Навь, не дав ему и шанса поразвлечься.
Черт по-прежнему бросался словами, метко, будто стрелок, заставляя мужчину сжимать и разжимать кулаки от злости, однако последние слова вдруг отрезвили храмовника, и тот опустил плечи. Лицо его вновь разгладилось, взгляд охладел и он даже приподнял бровь.
- Тебе ли, твари темной, судить насколько верен я своему Создателю? Ведь это он сам направляет меня и дарует силу ставить вас, темных, на место.
Елизар глубоко вдохнул через нос, выдохнул и чуть улыбнулся.
- Не мытьем, как говорится, так катаньем, - он достал ключи от камеры, взятые у стражника наверху, отпер решетку и вошел внутрь, уже не опасаясь схватки.
Тело девушки явно было слишком слабо, чтобы дать отпор, пусть даже его наполняла темная сила. Позволив туману окутать себя, Астафьев шагнул прямо туда, где раньше скрывались горящие красным глаза, протянул руку в темноту, хватая женщину, как оказалось, за волосы, и дернул ее на себя. Предотвращая всяческие попытки сопротивления, он нанес ей тяжелый удар  в область солнечного сплетения, а затем нащупал на шее веревку с амулетом и рванул на себя, не слишком заботясь, что шнурок может, как минимум, повредить кожу.
- Ты так старательно заговаривал мне зубы, что мои догадки стали чересчур очевидными, - храмовник отпустил тело и вышел из камеры, заперев за собой снова дверь.
Все, что его волновало в этот момент, это то письмо с описанием такого же амулета и его копия, доставленная в качестве доказательства. Он должен был убедиться лично, что мысли его верны, и поторопился наружу. Надетые перчатки были и здесь кстати: от амулета что-то могло исходить, и лучше было от этого защититься.
Наверху он кинул ключи стражнику.
- Заберите женщину в камеру-лазарет и займитесь ей, если в том еще есть какой-то прок.
Снаружи он заметил еще одну иностранку, мявшуюся у входа. Несложно было догадаться, что она имеет какое-то отношение к одержимой, может товарка или родственница.
- А ты ей кто, подруга? Иди, может хоть попрощаться успеешь, - он кивнул головой в сторону входа и подал знак рукой стражнику, чтобы пропустил.
Сам Елизар больше не намеревался задерживаться и направился прямо в храм, чтобы спросить кого-то их монахов о вещественных доказательствах и взглянуть на такой же амулет.

Переход  Родославль » Церковь золотой звезды

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+1

14

Мэй
____
Сорвав амулет, храмовник попал в точку, черт покинул тело Мэй, и вместе с тем исчез морок.
Стражник, которому было велено перенести девушку в другую камеру для оказания помощи, ужаснулся - настолько печальное было зрелище. Мэй едва дышала после тяжелого удара, да и в целом была истощена. Запястья были в кровь истерты кандалами, а от краев ран расходились синяки. Имелось множество ушибов и гематом после всего, что черт заставил ее вытворять, когда крушил рынок и убивал.
Сомневаться в указке храмовника стражникам не приходилось, девушка явно не была больше опасна, поэтому ее освободили от цепей и на руках отнесли наверх, где имелась камера побольше с деревянной лежанкой, укрытой соломой. Второй стражник, едва глянув на несчастную, тут же побежал в храм, чтобы позвать священника, который мог бы исцелить ее раны или хотя бы облегчить страдания.
Служанку Мэй пропустили к ней, предварительно проверив вещи и отобрав все, что могло представлять опасность, в том числе зонт и шпильки из волос, и заперли в камере вместе с хозяйкой, не шибко интересуясь, что та собирается делать. Казалось очевидным, что им осталось только попрощаться, ведь всякий знал тут, что после изгнания беса, бывшего одержимого будут судить, а так как она успела совершить убийство - путь ей на виселицу или эшафот.
_________________
Состояние Мэй: нет сил стоять на ногах, руки болят и не способны удержать даже кружку с водой, волосы спустаны, одежда изорвана и в крови, имеется вывих лодыжки. В зубах застряли волокна сырого мяса, ощущается вкус крови, желудок набит человечиной.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

15

С появлением в камере тумана, тело начало слабеть, словно из него выжимали последнее. Силы были на исходе, а оставаться в сознании было все сложнее. Дыхание становилось прерывистым и редким, одержимая опиралось на стену, едва держась на ногах. Темная тварь не слишком заботилась о физическом состоянии своей жертвы, а та в свою очередь уже не смогла бы пошевелиться, даже вернув контроль. 
С каждой минутой становилось хуже. Взгляд беспорядочно плыл в тумане и еле улавливал очертания решетки и стоящего за ней мужчины. Голоса стали приглушенными и далекими, но девушка не сдавалась, изо всех сил стараясь сохранить остатки сознания. 
“Нет. Только не так. Я не хочу умирать, тем более здесь, в этой грязной тюремной камере.”
В полубреду ей удалось расслышать металлический звон ключей и то, как дверь ее клетки со скрипом отворилась. Мутнеющим взглядом она уловила приближающуюся фигуру, и тут же резкая боль пронзила грудную клетку, разбивая последние остатки силы и воли. В глазах потемнело и разум заключенной погрузился в пустоту.


Открыть глаза было до невозможного сложно, веки словно стали неподъемно тяжелыми. Голова гудела, а мысли хаотично сменяли друг друга, не давая сосредоточиться. На попытку пошевелиться тело ответило пронзающей болью, и с пересохших губ девушки сорвался тихий стон. 
--Госпожа! -раздался радостный возглас неподалеку.
Мэй узнала голос своей служанки и с трудом повернула голову в ее сторону, пытаясь сфокусировать на ней взгляд. Лицо прислуги выражало беспокойство, а в руках у нее удалось разглядеть окровавленную тряпку. 
“Кровь!?”
Воспоминания нахлынули один за другим. Игнорируя боль, Мэй приподняла голову, осматривая помещение, в котором находилась. Пусть более просторная и светлая, но это была такая же камера, что и до этого. Разрозненные фрагменты мыслей начинали выстраиваться в полную картину и девушку словно обдало ледяной водой: произошедшее - реальность, а вовсе не дурной сон, как могло показаться по пробуждению. 
Ли Мэй, вопреки стараниям чернавки ее удержать, попыталась встать, однако не получилось даже нормально сесть. Вместо этого она сползла на холодный пол, держась рукой за лежанку. В памяти всплыли воспоминания о ярмарке и к горлу подступил ком. Все внутри переворачивалось от отвращения, а перед глазами ярко стояла картина того, как она собственными руками рвала человеческую плоть и с аппетитом пожирала ее. Неподалеку стояло деревянное ведро, которое девушка спешно схватила и отправила в него содержимое желудка. 
Прислуга, явно впервые видевшая свою хозяйку в таком плачевном состоянии, не знала, как помочь и за что взяться. Пока госпожа была без сознания, ей удалось снять с нее грязные одежды и по мере сил оттереть кровь с рук и лица, но принести ей воды или оказать медицинскую помощь она, увы, не могла. Мэй же пробирала дрожь, она смотрела в одну точку, не находя ответа на вопрос: почему все это приключилось именно с ней? 
--Этот слуга позаботился о том, чтобы Господин как можно скорее узнал о случившемся. -сообщила служанка, протягивая своей хозяйке чистое полотенце.
Эти слова отрезвили девушку. Отец - вот кто разберется со всем, нужно только подождать. По крайней мере она жива и, кажется, больше не была одержима некой силой. Оставалось понять, желают ли надзиратели зла заключенной, а если же наоборот хотят помочь, то почему до сих пор держат в заточении?

Отредактировано Мэй (2023-06-18 21:07:48)

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь(у служанки): набор косметики, включающий в себя следующее: несколько кистей для макияжа, масла и крема для ухода за кожей и волосами, рисовая осветляющая пудра, краски для губ, глаз и бровей. Гребень, набор аксессуаров для волос, несколько пар цепочек, браслетов и сережек. Один выходной наряд и один домашний. Бумажный зонтик для защиты от солнца. Сменная пара туфель.
Одежда: шелковое красное платье с расшитым золотом поясом, туфли на высокой подошве, нижнее белье, украшения из золота, амулет, полученный на ярмарке.

+1

16

Пожилой священник, поднятый из своей постели, с ворчанием вошел в стены тюрьмы, недовольный, что его отдых прервали из-за какого-то заключенного, однако одного взгляда на Мэй хватило, чтобы его лицо переменилось.
- Создатель всемогущий! Кто же так посмел издеваться над бедной девочкой?
Он нетерпеливо велел стражнику открыть ему двери камеры и вошел внутрь, присаживаясь подле Мэй и совершенно не беспокоясь об окружении и чистоте своих одежд.
- Мне сказали ты иностранка, по нашему не говоришь даже, какой ж с тебя спрос-то...
Он коснулся лба девушки, поднес лампу к ее лицу, рассматривая глаза, попросил открыть рот, показав на своем примере. Затем положил ей руку на голову и произнес слова молитвы, что забирала чужую боль и передавала священнику, это помогало понять, где еще у больного проблемы.
Старца будто мрачной тучей накрыло, лицо его посерело, и он тяжело выдохнул.
- Даром, что ребра целы, - пробормотал он, - что за извергу ты попалась... ложись-ка.
Он похлопал по лежанке, показывая, что Мэй нужно лечь.
Сняв амулет с шеи, священник положил его на голову девушки, накрывая своей ладонью, а вторую руку поднес к ее животу, не касаясь, но держа достаточно близко, и принялся читать молитву исцеления. В это время Мэй могла почувствовать, как боль уходит, внутри все успокаивается, разливается приятное тепло и даже усталость будто отступает. Тошнота тоже прошла, в голове стало яснее.
После головы и туловища священник взялся за ноги и руки Мэй. Вывих лодыжки пришлось править, но прежде старец озаботился уменьшением боли, так что бедняжке не пришлось бы взвыть, когда сильным уверенным движением священник повернул ступню, и раздался неприятный хруст. После он подлечил оба ее запястья, раны, конечно, никуда сразу не исчезли, но боль ушла, и наутро после сна все хорошенько затянулось бы.
Закончив с лечением, старки с сожалением поглядел на девушку.
- Увы, это все, чем я могу помочь, ногу я тебе выправил, да только идти тебе на своих двоих разве что в последний путь... угораздило же, такая молодая, - с явной жалостью поглядев напоследок на Мэй, священник поднялся и покинул камеру.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

17

Переход из Родославль>>Церковь

Оказавшись в тупике, мужчина разозлился. И если на людях вел себя сдержанно и практически не подавал виду, то в собственной комнате дал волю гневу, вволю выругавшись на нерасторопных служащих, что умудрились потерять ценную вещь. Вместе с тем Астафьев был уверен, что Создатель накажет провинившихся, раз они мешают его делу.
Сев на кровати, он запрокинул голову, сложил руки в молитве и прошептал слова благодарности Единому за то, что тот направляет его и дарует свои откровения и подсказки. Это немного успокоило разум, позволив снова подумать над тем, что уже известно.
А известно следующее: некто связывает нечисть с хранилищем, но не запечатывает ее намертво, а позволяет выползать. Иностранка надела на себя амулет, и стала одержимой. Елизар принялся рассуждать вслух.
- Как удобно, и ведь вряд ли сможет рассказать, что было, и сама ничего не поймет... но разве таких людей много? Да и тот случай в Золотом, там жертвой стала обычная баба, которая все поведала, как есть, а толку, будто ее мозгов хватило бы что-то понять. Значит расчет на всех подряд. Тогда почему неизвестно о других подобных случаях? Ну конечно, мы же и подчищаем сами следы, отправляя на казнь всех, кто мог быть с этим связан. Нужно вытрясти с этой девчонки все, что получится, если, конечно, она еще жива и вменяема.
Будучи в некоторой степени заложником привычек, мужчина не мог просто лечь спать. Ему нужно было непременно раздеться, умыться, прочесть вечернюю молитву. И всякая вещь должна была оказаться на своем месте, сапоги строго справа у кровати, меч должен находиться недалеко от изголовья кровати, молитвенник подле на столе, одежда аккуратно сложена где-то или висеть.
Когда все приготовления были наконец закончены, храмовник опустился на колени напротив окна, повернув лицо к ночному небу и обращаясь к звезде Создателя, чтобы прочесть молитву. Это помогало ему упорядочить мысли и очистить разум для хорошего отдыха.
Утро он так же начал с умывания и молитвы, собрался и, решив отложить завтрак на потом, направился прямо в тюрьму.

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+1

18

Мэй не долго довелось быть наедине со своими мыслями. Довольно скоро к ее камере подошли двое. Первый, судя по всему являющийся простым стражником, отпер дверь, а второй, пожилой мужчина в длинных одеждах, поспешил к заключенной охая и причитая. Его лицо выражало неподдельное беспокойство, в то время как сама Мэй испытывала тревогу и страх перед незнакомцами.   
Девушка не знала, чего ожидать от них, но выбор действий у нее был небольшой, слишком уж плачевным было ее состояние, а о том, чтобы оказать сопротивление и речи быть не могло. Надежда на то, что ей смогут помочь быстро взяла верх над недоверием, ведь пожилой мужчина очевидно пришел осмотреть ее раны и являлся кем-то вроде местного лекаря.
Для себя Ли Мэй сразу приметила одну важную деталь: и старик, и тот мужчина, что приходил ранее, носили на шее одинаковый символ, а именно восьмиконечную звезду. Кроме этого, к удивлению девушки, старец не стал прибегать к традиционным методам врачевания, а воспользовался этой самой подвеской. Произнося некие заговоры и возложив на пациентку руки, он довольно быстро добился улучшения ее состояния. Еще несколько манипуляций и Мэй почувствовала, что уже способна стоять на ногах. Правда не успела она подняться с лежанки, как старик бросил ей на прощание пару фраз и удалился прочь.
--Постойте! -крикнула она стражнику, запирающему ключом дверь ее клетки, но тот лишь угрюмо посмотрел на пленницу и зашагал прочь. 
Девушка подошла к решетке и растерянно осмотрела пустой коридор. Она пару раз дернула железные прутья, отделяющие ее от свободы - те ожидаемо не поддались. 
Мэй села на край лежанки и нахмурилась. Было понятно, что освобождение узницы в планы тюремщиков не входило, а вся их добрая воля сводилась к поддержанию ее жизни. Но зачем она им, если темная тварь больше не имеет над ней власти? В голове промелькнула мысль, что ее могут держать тут ради выкупа и прямо сейчас требуют с отца кругленькую сумму. Тем лучше, значит он точно знает где его дочь и сделает все возможное чтобы ее спасти.
Девушка почувствовала, как ее глаза закрываются под тяжестью усталости. Стараниями лекаря боль покинула ее тело, но сил от этого особо не прибавилось, наоборот, тело требовало отдыха. Вернувшись к своей лежанке, она навалилась спиной на стену, закрыла глаза, и сама того не заметила, как заснула.

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь(у служанки): набор косметики, включающий в себя следующее: несколько кистей для макияжа, масла и крема для ухода за кожей и волосами, рисовая осветляющая пудра, краски для губ, глаз и бровей. Гребень, набор аксессуаров для волос, несколько пар цепочек, браслетов и сережек. Один выходной наряд и один домашний. Бумажный зонтик для защиты от солнца. Сменная пара туфель.
Одежда: шелковое красное платье с расшитым золотом поясом, туфли на высокой подошве, нижнее белье, украшения из золота, амулет, полученный на ярмарке.

0

19

Как и обещал священник, состояние Мэй к утру стало значительно лучше, раны затянулись, хоть и не зажили еще полностью, нога и вовсе была в порядке. Поэтому худшим, что ожидало девушку поутру, был сильный голод, жажда и тошнотворные воспоминания. Да еще сон в неудобном положении отозвался болью в мышцах, но это было не так и существенно.
Елизару на входе сообщили, что пленница жива и даже вполне здорова, и сразу же предложили взять ключ от ее камеры, покуда и опасности она больше не представляла. Стражникам было не привыкать, что храмовники нередко забирают жертв на эшафот сразу после допроса, потому не было и резона держать ключ у себя да ждать команды.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

0

20

» Чертовщина » Рыбацкий уезд »

- Вы осторожнее с моим мечом, други. Дорог мне как память матери. - попросил Хан, когда его в темницу посадили. Фыркнув, он сделал круг почета по клетке и пробормотал - Обычно сам сюда сажал, а тут самому пришлось. - он огляделся по сторонам и прислушался к руке. Не было вроде ведьм рядом, что радовало. А то пришлось бы мучиться от желания убивать. Однако можно было сказать, что Хан казался спокойным, ведь он видел уже как отлучают от церкви и не считал это чем-то страшным. Более страшное для него могло быть то, что тут окажутся те, кого он уже посадил и запомнит его в лицо. Хотя было бы весело поглумиться над ними.

Для Хана ничего не менялось. Он собирался и дальше охотиться на ведьм, а так же найти того человека, которого искали Бранко и Глеб. Насвистывая мелодию, с которой прижимал ведьм к стенке, Хан перебирал в руках веточку, найденную на полу. Ему только и оставалось ждать суда и наблюдать за копошением жука на полу, который поймал муравья. Иронично - а ведь он был в том же положении. Хотелось курить невыносимо и потому он крикнул - Эй, стражник. Курить можно? Всегда хотел покурить в тюрьме.

Кто бы не взглянул на заключенного, все могли бы увидеть лишь насмешку над всем миром в его глазах. Не зря его прозвали Жнец в этом заведении. То, что он пошел добровольно сюда - большая удача, ведь он мог и убить тех троих не моргнув глазом. Так зачем тогда он пошел сюда? А потому, что хотел высказать все в лицо верховным и отдав вещи уйти в закат начиная новую жизнь.
Он свистел, а те, кто мог его узнать и знали его стиль могли почувствовать холод. Сжимая и разжимая пальцы рук мужчина  занимал время разрывая в крошку несчастного жука. На уме у него была только одна мысль - Закончим с этим. Если отрубят мне руку, я не прекращу с нечистью сражаться.

Свист Хана

Отредактировано Хан (2023-07-16 08:02:07)

0

21

Взяв ключ и кувшин с водой, которой поили заключенных, Астафьев прошел к нужной камере и отпер дверь, входя в камеру. Решетка следом за ним закрылась, и ключ вновь повернулся в замке. Мужчина окинул помещение беглым взглядом. Вчерашняя одержимая выглядела вполне способной на продуктивную беседу, так же в камере находилась вторая иностранка, но Елизар не удостоил ее вниманием. Он подошел к девушке и, взяв ее рукой за подбородок, бегло осмотрел лицо, проверяя ясность взгляда и движения зрачков.
- Наверняка хочешь пить, - он поставил кувшин на пол возле лежанки.
Достав из кармана завернутый в платок амулет, храмовник взял его двумя пальцами, по-прежнему держа через ткань, чуть склонился и поднес предмет на уровень глаз девушки.
- Я хочу знать, как эта вещь попала к тебе, - медленно произнес он, делая акцент на каждом слове и глядя пленнице прямо в глаза, а затем демонстративно пнул ногой кувшин, разливая воду по грязному полу темницы.

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+1

22

Утро встретило неприятной болью во всем теле. Руки и ноги нещадно ныли, спина затекла - аукнулся сон на твердой деревянной лежанке. Мэй села и потерла шею, а затем встала, дабы размять мышцы. Ее слуга спала неподалеку, примостившись на каменном полу в углу, но сразу же подскочила, услышав, что хозяйка проснулась. 
Чернавка подала Мэй платье и помогла одеться и причесаться. К сожалению, это было чуть ли не единственное, что могла сделать девушка из привычных утренних дел. Тюремщики не озаботились наличием таза для умывания, не говоря уже о питьевой воде. Лишенная привычного комфорта, иностранка утешала себя тем, что стараниями лекаря вчерашние раны довольно быстро затянулись, а отец скорее всего уже уладил дело с ее освобождением и вот-вот придет стражник готовый выпустить заключенную на свободу.
Ждать гостя долго не пришлось. Железная дверь отворилась и в камеру вошел уже знакомый ей мужчина. Мэй напряглась, не зная, чего от него ожидать, но судя по тому, что ее клетка вновь была заперта, ничего хорошего этот визит не предвещал. 
Вошедший довольно не ласково взял пленницу за подбородок, и та сразу попыталась освободиться, избегая его пристального взгляда. Ее объял страх и недоверие, но эти чувства сразу же отошли на второй план, когда она увидела в поставленном на пол кувшине чистую воду. Ведомая сильным желанием утолить жажду, Мэй потянулась было к нему, но мужчина пресек ее попытку получить желаемое и показал снятый ранее с ее шеи амулет. 
Девушка отшатнулась от злосчастной вещицы.
--Уберите это от меня, -несмело проговорила она.
Вряд ли незнакомец мог понять ее речь, да и чужеземка не понимала его, хотя по требовательному тону и холодному взгляду догадывалась, что скорее всего от нее хотят получить информацию.
--Я ничего не знаю, -еле слышно прошептала она и отступила еще на шаг назад. Ее страшила перспектива вновь попасть под влияние заколдованного амулета, но и собеседник пугал не меньше, --Пожалуйста отпустите меня...
Тишину нарушил резкий удар о стену и звон упавших черепков, заставив девушку вздрогнуть и зажмуриться. Кувшин разлетелся вдребезги, а вся вода растеклась по полу. Мужчина продолжал выжидающе смотреть на Мэй, ее же пробрал ужас. Не в состоянии больше сказать ни слова и не зная, чего еще ожидать, она попятилась назад, пока не вжалась в каменную стену.

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь(у служанки): набор косметики, включающий в себя следующее: несколько кистей для макияжа, масла и крема для ухода за кожей и волосами, рисовая осветляющая пудра, краски для губ, глаз и бровей. Гребень, набор аксессуаров для волос, несколько пар цепочек, браслетов и сережек. Один выходной наряд и один домашний. Бумажный зонтик для защиты от солнца. Сменная пара туфель.
Одежда: шелковое красное платье с расшитым золотом поясом, туфли на высокой подошве, нижнее белье, украшения из золота, амулет, полученный на ярмарке.

+1

23

Хан
____
На входе Хана досмотрели, отобрав все личные вещи и оставив только одежду с пустыми карманами, но на то и порядок тюремный. В канцелярии зевающий писака быстро составил соответствующую бумагу со слов Олега, и заключенного повели в его камеру. Поскольку долго держать Хана никто не собирался, то его оставили на верхнем этаже, но и сюда доносились голоса заключенных с нижнего, требовавших по утру глотка воды и корочки хлеба.
Напротив Хана в камере находилась пара девушек иностранной наружности, и покуда мужчина был высок, через решетку в своей двери и двери напротив он мог видеть почти все. Лучшим способом укрыться от любопытных глаз было бы разве что сидеть под самой дверью или стеной с двух сторон от нее, но за такое заключенным регулярно прилетали побои от стражей, совершавших обход и требовавших, чтобы все было у них на виду. В лучшем случае, непослушного пленника могли окатить ледяной водой.
На вопрос о трубке стражник только фыркнул, угадывая иронию в вопросе Хана. Уж кому ль, как не храмовнику, знать, что в тюрьме можно, а что нельзя? И поскольку он оказался сейчас сам на этом месте, церемониться никто не собирался, для стражей все заключенные были равны, будь то нищий крестьянин, укравший хлеб, купец, обманувший соседа, или храмовник, нарушивший обеты.
Поскольку предстояла бумажная волокита, Хану предстояло провести здесь некоторое время.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

0

24

Елизар, Мэй
____
О норове Елизара в этих местах пока не знали, да и его ночную разборку с одержимой никто не наблюдал, кроме других бедолаг в соседних камерах. На шум разбитого кувшина подошел стражник, уверенный, что это выходки заключенного. Ворча под нос проклятья в адрес преступников он собрался убрать черепки и попросил Астафьева открыть ему камеру. Вид запуганной девушки и сурового храмовника заставил его тут же усомниться, что это дело рук самой Мэй.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

0

25

-Э, соседи.-Хан постучал по стене камеры. Он сразу приметил девок иностранных, но не знал как с ними заговорить. Все же нужно было скоротать время, пока бумаги оформляются.
-За что сидите? Понимаете по русски?
Мужчина встал и фыркнув начал читать молитвы, чтобы точно определить ведьма перед ним или нет. Он понимал прекрасно, что если мирянин с бесам якшается, то приговор будет окончательным. Однако чуяло его сердце, что тут не все так просто. Как и все, что связано с Родославлем. Поморщившись, мужчина лишь пару раз плюнул через плечо и сел обратно на место. Все равно ему не дадут выйти, чтобы поработать.
-Ходют тут всякие, девок пугают, а мне потом мозги вправлять.  - усмехнулся он и задремал, наконец расслабившись - Охранник. Принеси воды пожалуйста, друже. Более ничего не прошу. Горло пересохло, а мне еще с верховными на суде общаться.
Он продолжил свистеть, ожидая ответа хоть от кого-то, чтобы не было скучно.

Отредактировано Хан (2023-07-18 16:21:51)

+1

26

Похоже, стражники здесь не знали, когда можно вмешаться, а когда не стоит. Храмовник встал и подошел к решетке, с трудом унимая раздражение, сквозившее в голосе.
- Я разберусь здесь, кажется, у тебя есть другая забота, раз заключенные беспечно требуют чего-то, не зная своего места, - он отвернулся от двери, давая понять, что разговор окончен.
Колючий взгляд вернулся к перепуганной девушке, вжавшейся в стену.
- Ты же не думаешь разжалобить меня? Или, быть может, я должен быть обходительнее с убийцей?
Елизару было плевать, понимает ли иностранка его речь, он прекрасно знал, что достаточно взглядов и жестов, всякого повидал, и глухих, и немых, и любого можно было заставить отвечать, это лишь вопрос давления. Девушка выглядела достаточно холеной и привыкшей к хорошей жизни, даже находясь здесь она озаботилась о том, чтобы причесаться и переодеться, а ведь об этом обычно не думают, попадая в подобное место. Будет ли достаточно одного удара? Уголок рта мужчины дернулся в улыбке, схватив Мэй за волосы, он снова показал ей амулет, повторил вопрос еще медленнее, а затем наотмашь ударил ее по лицу. Вырубить такой удар не должен был, Елизар прекрасно знал, сколько силы вложить, когда имеешь дело с женщиной.

Подпись автора
Список вещей

Одежда: черные рубаха и штаны, качественные сапоги, пояс с серебряным шитьем.
Повседневный инвентарь: дорожная сумка с суконной накидкой, кошель с деньгами, меч в ножнах на поясе, молитвенник, амулет со звездой, перевязочные материалы и порошок-антисептик для ран.
Амулет, снятый с шеи Мэй.

+1

27

Хан
____
Осаженный Елизаром стражник отошел от камеры и развернулся к решетке Хана. Вид излишне беспечного и расслабленного заключенного добавил злости, и она выплеснулась на самого Хана.
- Вот верховные и напоят! Ишь, барин, расселся, не в полатях поди! У меня тут все равны. И, кажется, кое-кто, - стражник намекал на второго храмовника, что сейчас был в камере с девушками, - решил, что вода никому не понадобится. Я с поста уйти не могу, значит все будут ждать, пока кто-то не принесет новую.
Плюнув на пол, стражник ушел прочь, бормоча под нос ругательства.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

+1

28

Смелый какой... - подумал Хан, пока его горло раздирало желание курить. Он прищурился, запоминая этот голос, что с порога начал его раздражать. Девушка, которую он мучал явно не была ведьмой. Одержимость - не порок. Человек может и не знать, что в него подселились, натворить бед и в итоге расхлебывать. Как же раздражали подобные личности! Да и девушку спасти хотелось. Самому ей заняться. Руки так и чувствовали тепло ее внутренностей, а внос ударил запах крови. Воспоминания о той ведьме, которую он разложил на плесень и липовый мед грели душу. Черная кровь сочилась из ее глаз и рта, а руки и ноги медленно отрывались от тела по куску, пока в груди стоявшая свеча догорала. Хан чествовал себя живым и свободным в момент пытки. Сладкие крики доносились до его ушей, а окровавленная, раненая рука покрывалась волдырями от разожженной кочерги. Возможно именно по этому он оказался тут - из-за свое пристрастия убивать. Прикрыв глаза он принялся вновь насвистывать, представляя, как его "обидчик", которого с табаком он бы проигнорировал, будет корчится в агонии, пока священник натягивает его на кол. Но нет. Эти мысли надо держать в себе. Ведь не зря "Жнец" сдерживался при Бранко. Обычно допрос происходил с любовью, в темном подвале и любимыми приборами. Но что мог знать этот мальчишка? Да ничего.

- Как смело ты говоришь. Мне нравится. - улыбнулся Хан, глядя исподлобья на дверь. Говорил он тихо, однако выдохнув пару раз вроде успокоился и решив не нагнетать просто уснул, сидя так, чтобы его было видно. Только не его мысли, только не показывать их. Нет, эта девочка вряд-ли заслужила подобное. Тогда почему его так и тянет завладеть ей, хотя он ее даже не видит?
-А чего бы не посидеть? Есть ли выбор? Я просто жду отречения, не более. Не преступник какой. А на счет воды не волнуйся. Этот человек явно не научен о других думать, какая жалость. - фыркнул он.

Что-то меня беспокоит. Возможно мне придется ее как-то от сюда забрать, чтобы разобраться самому. Но я ее даже не вижу. Тогда почему?
Сердце забилось как сумасшедшее. Хан сжал кулаки слушая, как коллега истязает бедняжку. Нет, он не может сидеть просто так и ждать. Встав, мужчина произнес - Не позволю таким , как ты себя так вести.
Кто бы говорил. Однако Хан сейчас был очень зол. Теперь он ждал своего суда. Почему его так задела эта девушка? Пускай она и преступница. Возможно убийца. Но в ней он почувствовал ту девочку, которую привязали к столбу чисто потому, что она попалась на глаза храмовнику. Он видел, как в языках пламени и реках крови тот человек отвязывал ее от столба. Он видел его решимость. Видел ту храбрость, которой ему самому не хватило бы. Пойти против церкви, против Господа ради маленькой ведьмы и не бояться чертей, окружающих их - Хан искал этого человека, чтобы пожать ему руку. Просто пожать руку и укрыть от гонений. Он не знал, что в итоге с этими людьми случилось, но коль погибли - найти и похоронить, а коль нет, то снять с Ведьмы обвинения, с торговца осуждение и отправить с миром и благословением. Он хотел... Слушая , как издеваются над девушкой он все больше утверждал себя в том, что он прав. Не может быть единого мнения. Храмовник сжал кулаки и закрыл лицо руками, стиснув зубы - Я готов принять наказание, только чтобы найти вас и извиниться. Просто извиниться. Как же стыдно...
Он метался между маниакальным состоянием и благостным сожалением и желанием спасти деву от страданий.

Отредактировано Хан (2023-07-20 07:54:20)

+1

29

Резкий удар обжог лицо. Мэй вскрикнула и потеряла равновесие, но все же успела смягчить падение и в последний момент опереться руками на мокрый пол. 
Из дальнего угла камеры послышался еще один женский голос. Служанка, что все это время в растерянности наблюдала за происходящим, не решаясь вмешаться, тихо пискнула и сразу же наглухо закрыла рот ладонью, дабы больше не проронить ни звука. Проявленная по отношению к хозяйке жестокость пугала и заставляла в первую очередь думать о своей шкуре. Девчонка притихла в углу, больше всего опасаясь, что мужчина после расправы над госпожой переключится на нее. 
За всю свою жизнь Мэй ни разу не доводилось терпеть подобного обращения. Боль вперемешку со страхом и горечью от унижения заставили ее тело задрожать. Рука у обидчика была тяжелой, после удара кружилась голова и девушка почувствовала теплую струйку крови, стекающую из носа по губам и подбородку. Крупные капли падали вниз, растворяясь в разлитой по полу воде и окрашивая ее в красный цвет.
Пленнице в полной мере довелось ощутить бессилие и обреченность. Ни стражник, ни даже ее личная служанка не спешили вступиться за нее. Девушка хорошо понимала свои шансы выстоять против того, кто очевидно сильнее и к тому же на голову выше ее самой, а потому предпочла не сопротивляться. Но как она могла дать этому мужчине то, что он хочет, если и понятия не имела, о чем он с такой настойчивостью спрашивал?
Мэй встала с пола, держась рукой за стену, вытерла запястьем кровь с лица и подняла испуганный взгляд на своего мучителя. 
--Я ничего не знаю. 
Она постаралась сказать это более уверенно, однако не сильно надеясь, что в этот раз ее поймут. Взгляд мужчины был по-прежнему холоден, деваться ей было некуда, а поэтому внутренне девушка уже готова была к следующему удару.

Подпись автора
Инвентарь

Инвентарь(у служанки): набор косметики, включающий в себя следующее: несколько кистей для макияжа, масла и крема для ухода за кожей и волосами, рисовая осветляющая пудра, краски для губ, глаз и бровей. Гребень, набор аксессуаров для волос, несколько пар цепочек, браслетов и сережек. Один выходной наряд и один домашний. Бумажный зонтик для защиты от солнца. Сменная пара туфель.
Одежда: шелковое красное платье с расшитым золотом поясом, туфли на высокой подошве, нижнее белье, украшения из золота, амулет, полученный на ярмарке.

+1

30

Хан
____
К двери Хана подошел человек, по виду церковный писарь, он был небольшого роста, тучноват, лысоват, с мягким равнодушным голосом.
- Я здесь, чтобы записать с ваших слов показания о произошедшем в селе.. эээ... Болотное, - мужчина зашуршал бумагами, что-то проверяя, - дабы до суда разобраться в ваших заслугах и правомерности действий при исполнении. Другие храмовники уже составили свой отчет, ваш составлю я. Прошу пойти навстречу и поведать, как все было, а именно касательно поимки ведьмы, ее побега, всех подозреваемых и, конечно, нападения нечисти. Хочу заметить, ваш послужной список весьма недурен, даже не знаю, что могло случиться, что вы здесь.
Писарь вздохнул, глянув на Хана через решетку.

Подпись автора

Мы тут, знаете ли, не в игрушки играем!

0


Вы здесь » Чертовщина » Родославль » Тюрьма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно